Дата создания: 20.05.2015
Название: Горящее Небо
Система игры: эпизодическая
Рейтинг игры: 18+
Мастеринг: смешанный
Каждый день для вас трудятся
Aurora Hart
Mukuro RokudoElina Mears
Нужные персонажи

Занзас, Леви-а-Тан, Луссурия, Сасагава Рёхей, вся Семья Сфорца, вся Семья Риколетти, особый отдел ФБР.

25.12.2014 г. | Добро пожаловать к дяде

Эмель
— Вы должны понимать, что цена должна быть.. м~м.. адекватной. — «А то знаю я, аппетиты Игараси-сама.» — И, безусловно, весьма удачно то, что я прибыл в Японию в поисках информации. И уполномочен вести подобные переговоры. - Эмель снова бросил взгляд на коробочки мирно покоящуюся на столе, выдавая свою заинтересованность.

КАНОНИЧЕСКИЕ персонажи принимаются по упрощённому шаблону. Очень ждём Хранителей Вонголы!
18.10.16
Вводится новое правило. Если вы не предупреждали об отсутствии (все мы можем быть заняты, все всё понимают), то в сюжетные эпизоды, посты пишутся в течении недели ( 7 дней). Если Вы не укладываетесь в означенный срок, персонально оговорим тот интервал, в который Вы сможете ответить.

Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky » Общие эпизоды » [Флешбек] "Мы поедем, мы помчимся..."


[Флешбек] "Мы поедем, мы помчимся..."

Сообщений 1 страница 30 из 52

1

1. Место действия:
Из Палермо - на другой конец Италии.

2. Время действия:
16 июня 2013 года.

3. Погода:
В день отъезда - жарко и душно, солнце печёт, на небе - ни облачка.

4. Участники:
Byakuran Gesso, Elina Mears, косвенно указаны другие охранники.

5. Краткое описание:
Семья Соланте - сильная, достаточно большая, и до сих пор не входит в Альянс. Её босс, синьор Фабио Соланте, считает, что слишком хорош для того, чтобы ходить под кем-то, согласовывать свою деятельность, принимать условия чужой игры. Но у него очень редкое пламя - Небо, Туман и Дождь, сливающиеся в весьма интересной пропорции, и очень интересно реализующиеся; кроме того, он вплотную связан с трафиком оружия и боеприпасов через границу страны, известен как человек, способный достать даже атомную боеголовку... Исчерпав все традиционные методы влияния на столь полезного человека, Альянс отправляет "тяжёлую артиллерию" в лице Бьякурана.
"Только без этого Вашего гипноза, синьор Джессо, постарайтесь договориться словами. А, впрочем, поступайте, как сочтёте нужным, главное - результат..." - сказали ему.
Но отпустить Бьякурана одного оказалось слабо. И в качестве охраны к нему прикомандировали трёх представителей разных Семей. Два сурового вида мужчины в строгих чёрных костюмах... И молодая девушка.

0

2

Бьякуран с непроницаемым и серьёзным лицом, даже без этой своей вечной рассеянно-задумчивой и вкрадчиво-мягкой, напоминающей осторожно подкрадывающегося и притворяющегося просто большим безобидным котом охотящегося тигра, улыбки, выслушал посланцев Альянса, навестивших его скромное обиталище, и почти беззвучно рассмеялся, только когда за ними закрылась входная дверь. О, боги, вот это логика! "Трое спутников", сказали они... Почему было не выразиться чётче - надсмотрщиков? Выглядит как жалкая попытка сгладить впечатление, осторожно подольститься к нему, ибо Джессо отлично понимал, насколько им нужен. И почему только трое? Почему не целый полк, если уж им паранойя спать спокойно не даёт? Функциональность даже и у полка была бы примерно равна полному отсутствию надзирателей. Если он всерьёз захочет сбежать, или начать поступать по-своему, его не остановит и армия; если останется законопослушным мафиози - ему вообще соглядатаи ни к чему. Смешно, неописуемо смешно! И, наконец, последнее, что его так развеселило - это "пожалуйста, синьор Джессо". Люди, которые столько месяцев решали, заслуживает он смерти, или просто тюремного заточения! Люди, не позволившие ему сохранить главенство над собственной Семьёй Джессо, несмотря даже на то, что она невелика, слаба, и не имеет шансов превратиться в страшную Мильфиоре - и потому, что под прицелом стольких взглядов нереально подобное провернуть, и потому, что он сам больше не хочет повторять ту грандиозную ошибку, набрав кучу всяческой плохоконтролируемой швали и уродов, вроде отщепенца Гло Ксинии, или старого труса Байшаны, или психопата с осьминогом, чьего имени Бьякуран даже и не запомнил, или отморозка со стажем Джинджер Бреда, или похотливой сучки Айрис. А немногочисленные нормальные люди, вроде Гаммы, откровенно и непримиримо его ненавидели. Или этот Шо-чан, у него же под боком сдавший базу Мелоне! Но на него Бьякуран как раз-таки в обиде, не был даже тогда, просто приняв это, как ещё один виток игры, добавляющий происходящему пикантности и вкуса... Натаскал сомнительных личностей - и удивляться нечему, что проиграл. Мильфиоре была обречена на развал, он даже тогда это предвидел, оттого и не привязывался, лишь использовал на полную катушку тот сброд. Увы, но, оставшись в одиночестве и предав даже ближайших соратников, он столкнулся с тем, что мир - не театральные подмостки, заполненные его марионетками. Это же совсем как "прожжённый старый чёрт с такой закалкой сыграл к концу такого дурака; ведь эта глупость до того жалка, что даже потерпевшего не жалко"*. Нет уж, доверять на этом свете он может лишь себе. И ещё, конечно же, Венкам. С которыми его тоже вполне закономерно разлучили.

Значит, Альянс считает его методы сомнительными и запретными, только когда речь идёт о его собственных желаниях, а, если им надо - то всё и нормально, так держать? Над таким двуличием действительно хохотать впору.
- Ладно... - мягко протянул Джессо, поглаживая по макушке пьющего из блюдечка молоко дракончика, изображающего, что ему нет ни до чего, творящегося вокруг, ни малейшего дела, - Нужно помогать бедным. Посмотрим, что там можно сделать.
Главной причиной согласия Бьякурана послужило, естественно, не желание послужить лицемерному Альянсу, а неподдельный и живой интерес. Они знали, что природная любознательность подтолкнёт его принять задание, и безошибочно на это надавили. Расстарались. Нет, он не собирался устраивать саботаж или диверсию, ему пока не хочется бросать вызов коалиции Семей, он ещё не готов. Да и с этой чёртовой печатью много не попрыгаешь, а способа снять её Джессо пока не изобрёл, да и нельзя под носом у Альянса - ему же хуже будет, как только они догадаются... Поначалу Бьякуран спокойно, и даже со свойственной ему демонстративной беспечностью, принял данную часть то ли наказания, то ли превентивных мер - того его, кто чуть не уничтожил мир, больше нет, а в этой реальности никогда и не было, так что, по сути, карать за те грехи оказалось некого, тот, кто наворотил там дел, и так уже уплатил сполна, своей смертью; но он всё помнил, и все они - тоже. И досаду начал испытывать, лишь на практике осознав и прочувствовав, до какой же степени ныне ограничен. Хорошо хоть, что животную коробочку и крылья оставили. Это очень необычный опыт для него - знать, что кто-то другой, совершенно посторонний, всецело распоряжается твоей судьбой. Прежде Бьякуран выступал лишь с противоположной стороны - человеком, от которого зависят. Не то, чтобы он не обошёлся бы без такого знания и дальше, но выбора ему не оставили.
Что ж, он должен через час быть на главной городской площади, так что белому дракону пришлось отправиться на покой в коробочку.

***

Бьякуран светился белым на всю улицу, по которой шёл пружинистой и беззаботной прогулочной походкой. Белая рубашка с расстёгнутой верхней пуговицей открывала шею. Белые брюки, очень непрактичные, но сменить цвет Джессо не согласился бы даже и под угрозой расстрела, никакой иной его настроение в достаточной степени не выражал. Он явился аккурат к назначенному сроку, секунда в секунду, и гадал, пришли они уже, или ему придётся их ожидать.


* - "Фауст", Гёте.

[AVA]http://s6.uploads.ru/t/snJUQ.jpg[/AVA]

+1

3

Мейрс была удивлена своему новому заданию. Даже если в напарниках два матерых мафиози, которые привыкли к любым обстоятельствам, то каким боком к ним имеет отношение Элина? Да и сможет ли она защитить окружающих от самого Бьякурана?! В этом она как-то сильно сомневалась. Не, ну, благодаря тренировкам с Хаято девушка существенно выросла в боевом плане, но до такого противника, как бывший босс Мильфиоре, ей явно далеко. Ладно, делать все равно нечего, пришлось принимать такое неоднозначное задание. И два главных наставления! Одеться приличнее, и разнести там все к чертовой бабушке, в случае угрозы.

Посетовав для проформы, девушка отправилась в свою комнату, собирать вещи. Дорога предстояла неблизкая, аж на другой конец Италии, и надо взять с собой все необходимое в дорогу, а также отправить смс Такеши, чтобы не потерял ее. Неизвестно, как долго ей придется отсутствовать в родном Палермо. «Какое странное задание мне досталось… То ли окружающих от Бьякурана защищать, то ли его самого от окружающих. В зависимости от того, как карта ляжет. Увидимся, когда вернусь…» Хотелось добавить, если вернется, но к чему заранее пугать Хранителя Дождя? Не такое, уж страшное задание. Главное, чтобы оно не затянулось до бесконечности. Вдруг что-то случиться пока ее дома не будет. Тогда она этого Бьякурана и весь Альянс прибьет за Семью и всех тех, кто ей дорог. В этом можно не сомневаться. Ага, станет новым антагонистом, за которым будут охотиться все «добрые» мафиози, чтобы запереть ее в особой тюрьме. Девушка нервно засмеялась. Ну и фантазия у нее! Голливудские сценаристы удавились бы от зависти!

Эли сложила все необходимые в дороге вещи. Осталось определиться, что ей самой одеть, чтобы выглядеть прилично. У каждого человека было свое понимание этого слова, в том числе и у Хранителя Урагана Каваллоне. Все, что удалось найти приличного, это джинсы с заниженной талией, и короткая бежевая футболка с капюшоном, на которой была изображена мартышка, закрывающая себе рот. Типа ничего никому не скажу. Завязав волосы в высокий хвост, Мейрс активировала оружейную коробочку и отправилась на место встречи. Как пить дать опоздает! А все извечная женская проблема – мне нечего надеть! Из-за которой хранительница провозилась почти сорок минут.

Лиса словно птица проносилась по улицам города, распугивая прохожих и птиц на крышах домов. Она чувствовала себя в своей стихии. Свист ветра и рев моторчика ее АТэшек, заставлял трепетать сердце девушки от восторга. Итак каждый раз, когда Элина каталась на своих роликах по Палермо. Ее уже многие знали, как сумасшедшую, правда, но действительно многие. Нормальная девушка с такой бешеной скоростью ни за что не станет разъезжать по городу! Под особое настроение Насмешница даже хохочет как заправская ведьма, чем еще больше шокирует мирных жителей. Но сегодня у нее было слишком хорошее настроение, чтобы запугивать людей.

На горизонте замаячила главная площадь города Палермо, где была назначена встреча. Только ее напарников там пока еще не было. Зато Бьякуран вполне мирно шагал по площади, ничем не вызывая подозрения. Хотя он всегда выглядит таким милым парнем, что не хочется подозревать его в каких-либо темных делах. Хорошо, что мирные жители ничего не знают о страшной битве в будущем. Мейрс захотелось устроить этому типу хоть какую-нибудь мелкую пакость, в отместку за будущее. Девушка остановилась на краю высокого здания, придумывая, чтобы такое ей сделать. Что-то простое, но пакостное, без увечий и летального исхода. Лина спрыгнула с крыши и медленно покатилась по площади, чинно сложив ручки за спиной, придерживая сумку с вещами. Правда, она пока так ничего и не придумала. Наверное, не стоило ей гордо вскидывать голову, а смотреть под ноги, потому что Лиса не заметила палки под колесами своих роликов!

Ругаясь на все лады, так что некоторые прохожие даже покраснели, Эли резво покатилась по улице, прямиком в фонтан! Она едва успела скинуть сумку Бьякурану, когда пролетала мимо него. Не хотелось, чтобы ее вещи искупались в фонтане вместе с ней, надо же буде во что-то переодеваться. В это время на площади появились два ее напарника, те самые матерые волки в строгих черных костюмах с туго завязанными галстуками. И надо же было Элине именно в это момент влететь в фонтан на полной скорости. Хорошо, что ролики успела вовремя деактивировать, а то пришлось бы их разбирать, чтобы полностью просушить, иначе моторчик, встроенный в них, не завелся бы.

- Здравствуй, молодой и румяный! Челом бью, кирпичом добиваю! – поприветствовала Мейрс Бьякурана, выбираясь из фонтана. – Вздумаешь надо мной смеяться, то запомни, что на кладбище полно свободных норок!

- Сеньорита, вы в порядке? – спросил один из охранников.

- Да, но руку можно было и подать! – возмутилась Эли, выжимая волосы. – Когда нам седлать наших оленей, которые довезут нас до места назначения?

Элина старалась сохранить видимость того, что это досадное недоразумение, как купание в местном фонтане, было задумано ее больным воображением. Рыжая относилась к тому числу людей, которые свои ошибки редко признавали. А сама Хранительница еще любила приговаривать: «Надо же, как интересно получилось!», вместо того, чтобы сказать, что это просто ошибка.
[AVA]http://s2.uploads.ru/N8hFM.jpg[/AVA]

Отредактировано Elina Mears (2015-10-31 16:00:19)

+1

4

Глаза Джессо округлились, правая бровь нервно задёргалась. "Что это было, чёрт возьми?!" - так и читалось печатными буквами в расширившихся зрачках Бьякурана, будто бы вопрошающе невесть кого - похоже, пустое пространство вокруг себя, - не забрёл ли он случайно по ошибке в цирк. Впрочем, клоуны и акробаты явно перебрали, и выступление не задалось на корню. После Блюбелл ему, казалось бы, зазорно удивляться эффектным, шумным, внезапным и эксцентричным появлениям, но он-то настроился на суровость и официоз, а тут - такое чудо-юдо. Представления, скажем так, слишком круто не совпали с действительностью. Та пробежалась по ним ногами в тяжёлых кованых сапогах на толстенной подошве с шипами, запинывая железными шпорами. Неудивительно, что у Джессо челюсть отвалилась и закатилась под лавку, а глаза можно было перепутать с блюдцами. Э, впрочем, нет. С суповыми тарелками.
- Эээммм... Синьора, Вы в порядке? - едва почувствовав себя лучше и кое-как сориентировавшись в происходящем, заботливо спросил Бьякуран, очень осторожно подходя и держа сумку леди обеими руками, более того, словно бы отгораживаясь от неё сим аксессуаром, прижав тот к груди на манер щита, - Если Вы ушиблись, я могу помочь Вам, - с искренним беспокойством продолжал он. Уж на такое-то скромное действие, как исцеление синяка, ссадины или маленького пореза, его возможностей точно хватит даже с печатью.
Попутно краем глаза Бьякуран успел оценить уровень и принадлежность остальных. Один - кольцо Грозы А-ранга, Вонгола, но не Хранитель, однако, и не рядовой. Видимо, кто-то из офицеров, эта Семья вполне могла себе позволить отрядить и большее количество бойцов... Второй - кольцо Дождя А-ранга, но его Семья не входила в первую десятку Альянса, и его эмблемы на одежде Джессо не были знакомы. Интересно, а Семьи, члены которых должны принять участие в сем очаровательном мероприятии, выбирались жребием? Отбор казался случайно произведённым, словно бы они просто номера из мешка вытащили... А ещё было весьма любопытно выяснить, не являлись ли эти избранники теми, кого не жалко, в случае чего. Хотя, носителями А-ранговых колец не разбрасываются, так что вряд ли. Значит, их считают настолько сильными и опытными, чтобы оказать ему отпор? Хм, хм, хм... Бьякуран вдруг понял, что отнюдь не отказался бы от проверки своих конвоиров на прочность, и об этом он ещё поразмыслит. По пути. Казалось очень лакомым продемонстрировать Альянсу, что все их предпринимаемые против него меры яйца выеденного не стоят. О, разумеется, не убивать, и даже не калечить, всего лишь показать реальный расклад, и поставить на место... Впрочем, эти-то ведь совершенно ни в чём не виноваты, по сути, они такие же инструменты-исполнители чужого приказа, как и он. Одно это его и удерживало, хотя, бесплатным и подневольным существом на поводке у Альянса Бьякуран себя отнюдь не считал.
- Кстати, может, вы представитесь, уважаемые господа и прекрасная дама? Мы сейчас в не вполне равном положении, и, дабы продолжать наше знакомство с комфортом и удовольствием, я бы хотел знать ваши имена, как вам известно моё, - небрежно, как бы между прочим, промолвил Джессо.
- Джузеппе Карли, Семья Вонгола, - представился носитель пламени Грозы, высокий мужчина с худым лицом и резко очерченными скалами, черноглазый и черноволосый. Он не был похож на чистокровного итальянца.
- Яцек Войницкий, второй Хранитель Дождя Семьи Фурьозо, - а этот - вообще поляк, и внешность у него была типично польской, и выговор. Как его занесло в Хранители одной из итальянских мафиозных Семей - история, наверно, долгая, тёмная и непростая. Бьякуран не собирался совать нос не в своё дело, хотя Яцек и заинтриговал его. И второй Хранитель - значит, есть и первый? Недурно. Кольца Хранителей обычно выдавались в единственном экземпляре, однако, обычные кольца, не уникальные, в отличие от невоспроизводимых, S-ранговых, осколков Тринисетте, как его Маре, или атрибуты Вонголы, никто, конечно, не мешает изготовить в любом требующемся количестве, если человек доказал, что заслуживает такого подарка.

[AVA]http://s6.uploads.ru/t/snJUQ.jpg[/AVA]

+1

5

Лина продолжала ворчать и отжимать свои волосы, после купания в фонтане. Менять одежду не было смысла, потому как в такую жаркую погоду, она высохнет примерно за полчаса. Зато в это время ей точно жарко не будет. А то даже дышать нечем. Девушка не стала отбирать у Бьякурана свою сумку, пусть потаскается с ней, если он истинный джентльмен. А она все-таки девушка, пусть и является боевой единицей и Хранителем Урагана Каваллоне, не самой же ей таскаться с вещами. 

- Элина Мейрс, - представилась Лиса, оставив наконец-то волосы в покое. – Хранитель Урагана Семьи Каваллоне. В одном-единственном экземпляре! И в наилучшем, кстати говоря.

Девушка гордо вскинула голову и торжествующе улыбнулась, показав второму Хранителю Дождя из семьи Фурьозо язык. Ей бы еще посмеяться в своей излюбленной манере, но она и так повела себя как ребенок. Однако она просто не могла не показать своего превосходства. Давно у нее не было новых знакомых, а тут такая благодатная почва, что просто грех не воспользоваться ситуацией. А то, что всего пять минут назад, эта рыжая особа достаточно эпично въехала в фонтан, так Эли этого уже и не помнит. Нет, память у нее хорошая, просто раздувать из этого целое событие не стоит. Тут есть личности достойные, куда большего внимания, чем она сама. Девушка довольно выразительно посмотрела на Бьякурана, словно оценивая его. Причем оценивалась не только его внешность, но и возможность потенциальной угрозы с его стороны. Мейрс ему не доверяла, впрочем, как и многие мафиози состоявшие, которые состоят в Альянсе. Однако было еще одно свойство ее характера, касательно новых знакомств. Это уже происходило самой собой и абсолютно бесконтрольно.

- Ну-с, Звенияйцев, позвони в аэропорт, спроси готов ли наш самолет к отлету, и достань машину, - деловито сказала Лина, усмехнувшись. – А мы пока посидим в том уютном кафе. – Девушка указала рукой в направлении уличного кафе. – И давай быстрее, страсть, как хочется оказаться в воздухе!

Почему именно Звенияйцев? Ну это же очевидно! Яцек Войницкй – вой, значит звон, а потому "звени", а Яцек слишком похоже на яйца. С одной стороны, это можно списать на то, что этот парень иностранец, и его имя для итальянцев как набор бесполезных символов, когда включаешь Т9 на телефоне, а он не понимает, какое слово тебе нужно ввести. И не важно, что номинально Элина наполовину француженка и только на вторую половину итальянка. Эта девушка большую часть своей жизни прожила на острове Сицилия в славном городе Палермо, а потому она искренне считала себя коренной итальянкой.

Барышня решительно пошла в сторону кафе. Джузеппе, жестом пригласил Бьякурана следовать за ним. Эли даже не сомневалась, что эти двое последуют за ней. Или так хочется заработать солнечный удар? Кафе, которое выбрала девушка, расположилось в тени раскидистого дуба, где можно укрыться на время от палящего солнца.

Элина села за один из свободных столиков и закинула ногу на ногу, взяв в руки мобильный телефон. В этом продвинутом веке, Лиса была одним из немногих людей, кто еще пользовался обыкновенными телефонами. Девушка любовно погладила свою Нокию раскладушку и включила игру под названием «Змейка», нужно побить свой собственный рекорд.

Войницкий несколько минут простоял ошарашенный тем, как исковеркали его имя и фамилию. Однако когда он пришел в себя, рядом с ним уже никого не было. Выругавшись про себя, этот парень достал свой смартфон и набрал номер телефона аэропорта, в котором для них должны были подготовить частный самолет для этой поездки. По сообщению механиков, самолет будет готов к вылету примерно через полтора часа. А значит, у них есть запас времени, чтобы добраться до аэропорта. Яцек подошел к своим спутникам, и сообщил, что можно выдвигаться в путь, и его машина находится совсем рядом.

- Молодец, Звенипупсиков, - одобрительно кивнула рыжая, пряча телефон обратно в задний карман джинс. – Но ты пришел так быстро, а я еще только до третьего уровня дошла!

Джузеппе и Яцек переглянулись, видимо, иметь дело с такими странными личностями они не привыкли. И если бы не кольцо Хранителя Каваллоне, они бы посчитали, что девушка их просто-напросто обдурила, самолично повысив себя в звании.
[AVA]http://storage6.static.itmages.ru/i/15/1101/h_1446342940_4799523_1c83de69bb.jpg[/AVA]

+1

6

Есть такая поговорка: "Женщина на корабле - к беде". Про это Бьякуран ничего сказать не мог, ибо как-то не удосужился проверить, но вот женщина на одной отдельно взятой миссии - однозначно, к катастрофе. Так и подмывало спросить, сколько сему дитяти лет. Внешне явно тянет не меньше, чем на двадцать, а вот по поведению Джессо ей больше пятнадцати не дал, и то в качестве огромной скидки. Кажется, с Блюбелл, или с Хранителем Грозы Вонголы лет этак семь назад, точно нашла бы общий язык. Ну, или раздолбали бы на пару в округе всё, что можно, и некоторую долю того, что нельзя, ко всем бесам Преисподней. Не то, чтобы Джессо не любил детей, он относился к ним терпеливо, снисходительно и понимающе, но то - дети, а не великовозрастная дылда, притворяющаяся, что ей всё нипочём, и никто не указ. Ещё и ведёт себя, как главная в группе - впрочем, пусть. Он и так сделал Альянсу одолжение тем, что согласился поработать, так что, вдобавок, ещё и прыгать, вопить и корчить из себя тамаду-затейника Небо Маре не собирался. Хотя, он, конечно, мог, да ещё как - но лишь в проверенной компании и по собственному сценарию. А эти не заслуживали дополнительных усилий по их развлечению с его стороны.
- Элли-чан... - безмятежно улыбнулся Бьякуран, - ...чем скорее мы съездим и вернёмся, тем скорее Вы сможете вернуться к любым посторонним делам. Если хотите, я даже свожу... - ох, сводит он, ага, как же, разве что с хмурой рожей какого-нибудь профессионального костолома с чёрным поясом по метанию на дальние расстояния двухпудовой гири под боком, - ...точнее, мой знакомый сводит Вас в новый центр игровых автоматов, я слышал, открылся на прошлой неделе на Корсо Витторио. Я бы и сам с Вами сходил, но мне нельзя, - Джессо с сожалением развёл руками, - Хотя... - он тут же хитро улыбнулся, - Если мы качественно выполним сегодняшнее поручение - может быть, нас и отпустят без сопровождения.
Лица обоих мужчин синхронно перекосило, будто Бьякуран сунул им в рот по лимону. Судя по их виду - они считали, что Джессо стоило бы отвернуть башку и бросить в овраг. Небо Маре улыбнулся ещё беззаботнее, ещё мягче и вкрадчивее. Он отлично умел абстрагироваться от психологического прессинга. У него в руках возникла открытая упаковка маленьких нежно-розовых, почти что белых, сладких твёрдых шариков - он, словно заправский фокусник, извлёк ту словно бы просто из воздуха. Никому не было известно столько видов и форм сладостей, как Бьякурану, и этим знанием он без стеснения пользовался. Вытащив двумя пальцами правой руки, большим и указательным, одну конфету, Джессо отвёл её немного в сторону от себя, секунд пять отрешённо, словно кроме него и угощения, всё остальное на свете вдруг перестало существовать, полюбовался, а затем отправил в рот и разгрыз, прикрыв глаза и демонстративно смакуя вкус.
- Хотите, Элли-чан? - со смешливой искоркой в лиловых очах протянул Бьякуран пачку девушке, - Этим надоедалам не предлагаю, по лицам вижу, что у них полно проблем с пищеварением, и всё, кроме слабительного и аспирина, им противопоказано, - с этими словами Джессо подмигнул Хранительнице Урагана Каваллоне.
Её сумка висела у него на сгибе локтя, и словно бы ничего не весила, несмотря на количество запихнутых ею туда вещей, так непринуждённо он себя вёл даже с этим грузом.

[AVA]http://s6.uploads.ru/t/snJUQ.jpg[/AVA]

+1

7

К любым посторонним делам? Звучит, мягко говоря, как оскорбление. Однако Элина улыбнулась в ответ и с готовностью закивала головой.

- О, звучит интересно, - в ней явно умирает гениальная актриса, даже Джузеппе и Яцек не заметили фальши в ее словах. – Охотно схожу и с вами и с вашим другом. Там же должны быть аркадные автоматы? Или все новые только с мочиловкой и трешем? – Лина вновь достала свой телефон и показала Бьякурану внушительный рекорд на «Змейке». – Я люблю старые игры, они намного интереснее.

Два других синхрониста, простите конвоира, перекосило от слов Бьякурана, а ответ Эли их, наверное, вообще добил. Девушка улыбалась, глядя на плоды своих трудов. Ее друзья и близкие люди, давно перестали реагировать на ее ребяческие замашки, да и при них она всегда старается вести себя хоть немного в соответствии со своим возрастом. К тому же, она уже год как является Хранителем Каваллоне, но все равно не может не пошутить или поиздеваться. Некоторые привычки не исчезают с годами,  уху… не улучшаются. Лиса убрала телефон и с удивлением посмотрела на внезапно появившийся в руках Бьякурана пакет со сладостями. Слова этого странного парня искренне рассмешили ее. Эли смеялась так долго, что пришлось хвататься руками за живот, и из глаз брызнули слезы.

- Боже, Боже, - заговорила Мейрс, когда немного успокоилась. Хорошую шутку она умела оценить. – Да ладно вам, парни, улыбайтесь и будьте проще! У вас отличительно доброжелательные улыбки времен раннего неолита!.

- Я за машиной, - первым пришел в себя Яцек, и его сразу же, как ветром сдуло. Второму, к сожалению, смыться было решительно не куда.

Элина достала из пакета парочку конфет и тут же отправила их в рот, поразившись невероятной гармонии вкуса. Пока рыжая наслаждалась конфетками к ним подъехала черная машина марки Ситроен, и про себя Мейрс заметила, что Шевроле Крузе Такеши смотрится намного лучше, и на ее губах вновь заиграла улыбка. Не насмешка, ни торжество, это была простая и искренняя улыбка с небольшой капелькой гордости. Лиса забрала свою сумку у Бьякурана и бросила ее в багажник, все равно ничего ценного и хрупкого в ней не было. Все самое ценное эта молодая особа носила при себе, зная, как легко иногда могут украсть сумку. Даже денег у нее при себе никогда не было, не в лифчик же их складывать! Все деньги лежали на пластиковой карте, которая лежала в ящике стола, а все операции эта барышня проводила через телефон или ходила в ближайший банк, чтобы снять нужную сумму денег.

Лиса села на заднее сидение рядом с Бьякураном. С ним ехать до аэропорта явно будет намного веселее, чем сидять рядом с одним из матерых волков, с которыми даже поговорить не о чем. Вряд ли они оценят ее любовь к неистовым тренировкам или аркадным играм. А с этим парнем, улыбка которого иногда доводит до нервного тика хотя бы о последнем поговорить можно. И вдруг ей еще какие-нибудь сладости перепаду? С ее оружием, о проблеме лишнего веса можно вообще не беспокоиться.

- А у тебя есть еще какие-нибудь сладости с собой? – заинтересованно спросила девушка, а потом на мгновение задумалась. – А вообще не объяснишь мне значение слова «кыр дык», а? А то я забыла дома толковый словарь, а без него скучно в дороге. Да и вообще, я значение некоторых слов так и не поняла! – Лина сама не знала, что на нее вдруг нашло. – И, еще, я не знаю, где на карте Африки находится Зимбабве, а очень хочется узнать! Я такая любознательная, что любознательность у меня отовсюду прет. А про пестики и тычинки вообще моя любимая тема.

Элина едва сдерживалась, чтобы не засмеяться в голос, она уже давно не было настолько бредового поведения.
[AVA]http://s6.uploads.ru/ai5cP.jpg[/AVA]

0

8

Наблюдая за этой девушкой, Бьякуран вдруг понял, что судьба явила-таки ему сегодня свою благосклонность. В самом деле, присутствие Элли-чан действовало на него неожиданно тонизирующе и раскрепощающе... А то всю дорогу соревноваться с посланниками Альянса, у кого морда кирпичом правдоподобнее выходит, молчать наперегонки и вести раунд сумо по гляделкам без правил ему как-то совсем не импонировало.
Вопрос про автоматы Бьякурана слегка поставил в тупик, и он лишь плечом неопределённо дёрнул. В самом деле, откуда ему знать, если его не выпускают, и он не проверял, что там есть, а чего - нет:
- Вот и проверим.
Нет, не так-то просто было сбить Джессо с толку!
- У меня всегда есть с собой сладкое, без него как-то слишком уныло было бы жить на этом свете, не находишь? Все ходили бы с такими минами, будто их пучит, а отойти по надобности не дают, - несмотря на благостно-добродушное выражение лица, Джессо говорил почти что на полном серьёзе. Хотя, ситуация была не того калибра, чтобы он прекратил свою маленькую игру одного актёра. Если бы люди воочию не наблюдали ту, другую, его версию во всей первозданной неадекватной и безумной красе, или не слышали о тех событиях из компетентных и вызывающих у них абсолютное доверие источников - невозможно было бы даже и заподозрить, что этот обаятельный и симпатичный парень, столь легко, непринуждённо, естественно и с неприкрытой, почти детской радостью распахивающий душу и сердце каждому новому моменту полноценного, хлещущего жизнью и надеждой через край, бытия, в принципе способен учинить нечто подобное. Да он даже выглядел младше своих лет, и гораздо беззащитнее, чем являлся на самом деле, даже при учёте печати - трепещущий в прозрачной лампадке огонёк искренности и света, такой чистый и юный, что его, казалось, было можно погасить, даже просто лишь неосторожно схватившись ладонью, немытой, грязной пятернёй грубости, пошлости или невежества, - Кыр Дык - это как "учкудук" и "перекур", только "Кыр Дык". Район такой в стране "Незалёжной Рохляндии", - с готовностью пояснил Джессо, сверкая улыбкой более яркой, чем начищенный песком круглый бок новенького самовара. О, да, у него был телевизор, был и DVD-проигрыватель, во всяком случае, в таких мелочах ему не отказывали... И полно времени для того, чтобы пересмотреть вагон всевозможной мути всех жанровых направленностей. И, конечно, его внимание не обошло экранизацию бессмертного произведения великого Толкина, равно как и все её переложения, и пародии на неё, - И я тоже не знаю, где Зимбабве, я знаю только Лимпопо, - заговорщицки подмигнул Бьякуран Элине снова, подыгрывая ей. Если уж нести чушь в массы - то с размахом, скромность и логика - не наш размер! И нет, ему не было стыдно дурачиться, подобно десятилетнему сельскому босоногому мальчишке с воробьиным гнездом на макушке. Если ко всему подходить с тяжеловесной важностью - преждевременно грыжа вывалится, - А про пестики и тычинки я знаю всё, обращайся, - загадочно усмехнулся Небо Маре. И вот сиди и думай, в каком смысле он имел в виду, вроде бы про настоящие цветы, в языке которых и составлении гербариев он специализировался, улыбка-то невинная... Но слишком невинная для того, чтобы тут действительно отсутствовал подтекст, как Бьякуран стремился показать, - Кстати. Если желаешь знать, то я предположил бы, что ты - красная вербена, - чуть склонив голову набок, почти интимным шёпотом проговорил ей Джессо, и тут же снова принял вид, делающий его похожим на бездумно порхающую и живущую лишь одним текущим мгновением большекрылую бабочку. Она уносится в вышину, лишь на краткие минуты касаясь земли или поверхностей предметов, потому что именно там, наверху, среди вольных потоков воздуха и пушистых облаков, а не внизу, меж лениво ползающих улиток, не способных оторваться от тверди под их дряблыми телами, её, хрупкой и маленькой однодневки, истинное место, предназначение и призвание.

[AVA]http://s6.uploads.ru/t/snJUQ.jpg[/AVA]

+1

9

Если бы вчера вечером, Элине сказали, что завтра она вот так непринужденно будет общаться с таким типом как Бьякуран, то она ни за что в это не поверила бы. Ну как же? Этот человек пытался захватить мир, он же Тьма во плоти Ангела! О да, этот тип совсем не такой, каким он кажется на первый взгляд, и слепо доверять такому сможет только самый настоящий идиот. Лиса к таким себя не относила, не потому что она такая умная, а просто потому что много раз обжигалась из-за внешности человека, а потому на такие вещи давно перестала обращать внимания.
Эти двое поддались внезапному порыву и общались так, словно уже несколько лет ходят в лучших друзьях. Хотя на деле познакомились только сегодня. Девушка сомневалась, что этот парень хоть раз слышал о ней, даже если и слышал, то на ту себя, о которой говорят, она совсем не была сейчас похожа. Девушка с сомнением посмотрела на Бьякурана, его улыбка подсказывала о том, что говорит он не только о ботанике. Лиса невольно засмеялась. Веселое ей все-таки задание ей досталось. Сейчас оно казалось ей не таким странным, как несколько часов назад, когда ей сообщили что от нее требуется. Только девушка не стала строить планов. Она уже совершила одну роковую ошибку, которая стоила ей жизней четырех ее товарищей, и сейчас она старается не преувеличивать свои возможности и не строить планов о том, как превосходно она выполнит свое задание. Нет, она уже не тот человек, каким была год назад.
- О, Лимпопо! Всегда мечтала там побывать! – решительно заявила Элина, чуть не подпрыгнув на месте от переполняющих ее эмоций. – Но только я не знаю, где оно находится! Покажи мне это место на карте мира! Ну пожалуйста! – Девушка с интересом посмотрела на Джессо. Его улыбка была настолько хитро-сладкой, что даже дурак с первого раза догадается, что говорит он не только о ботаническом смысле своих слов. – Вот как… И что означает красная вербена?
Ей действительно было интересно, о чем говорит ее сходство с этим цветком. Настолько интересно, что не заметила как сам собою выключился режим «дурочка с переулочка». Хотя такую резкую смену характера можно списать на типичные женские замашки и природное любопытство, которое свойственно не только славянке Варваре, но и всем женщинам мира, чтобы они там о себе не говорили. В этот момент Яцек обернулся назад сверля Бьякурана и Элину таким взглядом, что и без слов можно было бы понять, что этот бред пора прекращать, иначе будет худо. На что рыжая скорчила недовольную рожицу и пнула спинку сидения, чтобы этому матерому волчаре жизнь медом не казалась. А то взял моду указывать ей что делать! На такие подвиги способны только самые близкие люди, количество которых можно пересчитать по пальцам одной руки!
Пару месяцев назад эта молодая особа уже давно показала бы свои «клыки», но она учится сдерживать свое раздражение и злость. Не хватало еще заработать проблем с другими семьями из Альянса, за такое можно и своего звания лишиться. А этого девушка не желала. Элина лишь вежливо улыбнулась, и вновь устремила свой взор на Бьякурана. Она снова пыталась «прочитать» его. Девушке было интересно, что он за личность такая, что многие просто-напросто боятся его. Эли страха не испытывала, это было любопытство и желание узнать о нем побольше. Может, он все-таки не такой плохой, как о нем говорят? Однако Лисе недоставало знаменитой гиперинтуиции Вонголы, чтобы с первого взгляда понять такого парня. Это только с обычными канает, особенно с теми, с которыми ей приходится сталкиваться на миссиях. Внешний вид Хранительницы Урагана для них как красная тряпка для быка. И «видеть» каждый их ход становится до скучного легко. А Бьякуран как головоломка. Эдакий сложный ребус, решить который никому не дано. Но Урагану и не нужно было его разгадывать, ее миссия состояла в иной задаче. И не смотря на то, какой она себя показала с первой минуты, Лина ответственно отнесется к своей задаче.
- Так что там про вербену? – напомнила Насмешница своему собеседнику.

Офф

Прощу прощения, если есть ошибки, писалось с планшета.

+1

10

Он рассмеялся, открыто и заразительно:
- Покажу, если мне дадут карту... - натолкнувшись своим искрящимся смехом взглядом на суровый взор надзирателей, Джессо тяжело вздохнул, - Но как-нибудь потом. Мы, кажется, мешаем их тяжёлому интеллектуальному труду, - наклонившись ближе к девушке, он всё с тем же беззлобным и насмешливым лукавством шепнул ей: - Но, если одному нужно принимать трудные и ответственные решения о том, в какую сторону крутить руль, то я не понимаю, что со вторым. Может, и правда живот прихватило? Видишь, бледный какой?
Ладно, шутки - шутками, а последовавший далее вопрос требовал объяснения. Став не то, чтобы серьёзным, а, скорее, непроницаемо безмятежным, Бьякуран очень ответственно взялся за ответ:
- Вербена - цветок, связанный с именем богини любви Венеры. Она является растением, известным своими приворотными свойствами, и, кроме того, используется в других защитных ритуалах. Считается, что вербена отгоняет злые силы и призывает в семью счастье и довольство. Однако, вербена используется и в тёмном колдовстве, и тогда она становится очень опасным, воистину демоническим цветком. Всё зависит от того, кто проводит магический обряд, и как... Примечательно, что на языке цветов вербена означает "чувствительность". Ну, а чувствительность - это яркие эмоции, острая восприимчивость к миру и быстрая, а, главное, естественная и искренняя ответная реакция на всё, что тебя окружает. Красная же потому, что, как мне сдаётся - этот цвет является твоим.
Бьякуран редко видел в своей жизни настолько горячих и стремительных людей, за которыми можно и не успеть, если хоть на минуту отвлечься. Ему-то, после столь продолжительного общения со своими Венками, каждый из которых был в некотором смысле уникумом, было сложно чему-либо удивиться, однако, их попутчики от такого подарочка - от обоих подарочков, - уже, похоже, сделалось нехорошо. Тяжело жить людям, не понимающим шуток и не умеющим болтать ни о чём. Джессо любил жизнь во всех её проявлениях, любил неожиданности и задор, и, когда ему казалось, что всё идёт слишком размеренно, сам отлично умел подкинуть пару-тройку развлечений, причём далеко не факт, что безопасных. Ему нравилось, когда всё вокруг фонтанировало, он обожал ощущение праздника, льющегося полной чашей, этаким рогом изобилия, несмотря на то, что в его салюте можно было сгореть, а подарки заставляли поломать над ними голову. Вот почему он с таким восторгом воспринимал Элину Мейрс, она же - сама энергия, брызжущее непосредственностью обаяние, присущее детям, и обычно забываемое взрослыми, с их так называемыми "несолидно" и "глупости".
- В том будущем, которое уже никогда не исполнится, я бы взял тебя в Мильфиоре. На должность офицера отряда, - а ведь взял бы. Тот Бьякуран брал абсолютно всё, что ему понравится. Если ему при этом пробовали мешать - он уничтожал всё, что вставало на пути. Так что, если бы ему приспичило заполучить кого-то из Каваллоне - его бы не смутило либо прикончить лишних, либо подчинить волю их босса своей, либо вынудить их принять его условия. О, Небо Маре тогда наслаждался их бессильной яростью, упивался безвыходностью их положения... Хотя, Элли не была настолько важна, как, скажем, Юни-тян и "Чёрная Лилия", и он просто выдернул бы её из Семьи, готовый к тому, что она его возненавидит, но нашёл бы подход и слабую струнку, на которую следует давить, чтоб наступила на себя и выполняла приказы. Тот, другой, Бьякуран делал всё, что ему хотелось, и никогда не смущался присваивал то, что считал интересным или полезным. Эта черта была отчасти присуща ему и сейчас, только он больше не ломал окружающих, подминая под себя и жестоко расправляясь за ошибки, а старался честно и без применения своих особых талантов, исключительно в обычном человеческом плане, поладить, - Ты мне нравишься, Элли-чан. Ты - настоящая. Люди часто себя прячут за попытками соблюсти учтивость и правила приличия. Но мне кажется, что твоя натура не терпит ограничений, и твоё подчинение даже твоему боссу - всегда лишь твой добровольный выбор. Если тебе покажется, что он ошибается - ты ему об этом скажешь, а, если нет такой возможности, например, он находится далеко, вот как сейчас - поступишь по-своему. Ты не из тех, кто ценит субординацию настолько, чтобы ради неё исполнять план, в котором есть, или ты думаешь, что есть ошибки. Ведь так?
Она нравилась ему практически во всём. Ценный человеческий экземпляр, который нельзя позволить себе потерять. Но, в конце концов, это ведь задание Бьякурана, и Элине ничего не угрожает. Если их не захотят принимать и попытаются прогнать силой - придётся показать этому странному боссу с необычным пламенем, каково на вид настоящее Небо. Джессо сомневался, что, даже при учёте его ограничительной печати, там найдутся те, кому по плечу оказать ему отпор. Хотя, в первую очередь намеревался действовать мирно и сдержанно, и пальцем никого не трогая.

[AVA]http://s6.uploads.ru/t/snJUQ.jpg[/AVA]

+1

11

Эли хихикнула в ответ на слова Бьякурана, про интеллектуальный труд ее товарищей в этой миссии. И вот наконец-то она получила ответ на свой вопрос, и с искренним удивлением посмотрела на Бьякурана, который так легко разгадал что представляет собой Хранитель Урагана Каваллоне. Сама она не могла так легко «разгадывать» других людей. Может ей просто в этом недостает опыта. А вот Небо Маре совсем не такой, чтобы узнать его понадобится не один год, и даже если покажется, что уже все о нем знаешь, он преподнесет очередной сюрприз.

Однако последующие слова Джессо повергли Лису в состояние шока, во всех смыслах этого слова. Девушка отвернулась к окну, чтобы подумать над его словами. Было бы глупо и слишком наивно с ее стороны утверждать, что она никогда не стала бы подчиняться такому человеку, как он. Ведь даже Юни не смогла устоять перед его силой. Тогда кто она такая, чтобы противостоять его воле. Элина представила то время, если все произошло бы так, как он сейчас сказал. Это казалось таким нереальным. Девушка хотела верить, что никогда не предаст свою семью, что всегда будет на стороне Каваллоне и братской ей Вонголы. Мейрс на мгновение прикрыла глаза и повернулась к Бьякурану, надо же что-то ему ответить.

- Да, но если бы я стала твоим офицером в Мильфиоре, тебе пришлось бы раскошеливаться, - хохотнула барышня. – Ты уверен, что такой дорогой офицер пришелся бы тебе по карману?

Ну, правда, почему бы не перевести все это в шутку? Джессо говорил серьезно и Элина в его словах не сомневалась. Только что она должна была ему ответить? Что ей приятно такое возможное будущее, которое уже не состоится или сказать такую глупость, что этого с ней бы ни за что не произошло. Как уже было сказано ранее – это слишком наивно и глупо. Это самый оптимальный ответ, который смогла найти Насмешница.

Да, ее деятельность в семье Каваллоне ее личный и осознанный выбор, который она сделала, когда ей было восемь лет. Кто-то однажды сказал ей, что пусть и косвенно, но в смерьте ее родителей виновата семья Каваллоне. Лина это понимала, и так хотелось бы кого-нибудь в этом обвинить. Обвинить в той аварии, что унесла сначала жизнь ее матери. Леонардо так и не смог признаться жене, что он является членом мафиозной семьи. И когда он узнал что на жизнь Агаты и его дочери собираются совершить покушение, он просто не успел приехать в Марсель, чтобы защитить их. За что всегда винил самого себя. И потом это задание, в котором погиб Леонардо, оно просто оказалось ему не по силам, однако Босс решил, что он сможет с ним справиться… Лина знала, она понимала, но просто не могла заставить себя ненавидеть семью Каваллоне, что была к ней так добра. И да, не смотря на свою любовь к семье, Элина всегда выскажется, просто потому, что не может молчать, когда ей что-то не нравится. И свои задания выполняла в своей исключительной и излюбленной манере, то есть с шумом и неразберихой, но добьется того, что от нее требовалось изначально.

Вот как сейчас. Ей полагается сидеть с таким же непроницаемым лицом, и вообще не разговаривать с Бьякураном. Но тогда эта миссия была бы чрезвычайно скучной. Поэтому она решила действовать по ситуации. И раз уж начала, то не стоит резко обрывать общение, только потому, что в задании от нее требовалось молча наблюдать за Бьякураном, чтобы он ничего не выкинул. В общем, те кто выбрал Элину Мейрс в качестве одного из членов эскорта Бьякурана до Генуи, сделали, надеюсь, осознанный выбор. Так что пусть потом за голову не хватаются, если что-то пойдет не так.

- Именно так оно и есть, - кивнула девушка. – Одни люди тратят силы, чтобы быть как все, соблюдать рамки приличия, жить той жизнью, которую они для себя выбрали, считая этот выбор правильным. Однако, я считаю, что нужно жить как подсказывает сердце, а не разум. Если человек нравится, то почему бы не сказать ему об этом? Если я хочу покататься на качелях, я сделаю это, и не важно, если другие скажут, что для девушки моего возраста это не солидно. Это моя жизнь. И как бы я ее не прожила, это был мой выбор, моя дорога и мои ошибки. Главное здесь слово – мое. – Лина усмехнулась, убрав прядь волос за ухо. – Наступать на горло самому себе с одной стороны очень похвально и мужественно, но с другой стороны это напрасная трата сил. Лучше эти же силы тратить на то, чтобы просто быть собой. Затраты одинаковые, а результат разный.

Машина наконец-то въехала на взлетную полосу и остановилась рядом с частным самолетом, на котором им предстоит лететь до Генуи. Девушка с интересом рассматривала это вид инженерного искусства, и поняла, что немного разочарована. Маневренности у этого стального гиганта ни на грош. Особенно у того боинга на котором написано «Аэрофлот». Но и был несомненный плюс в том, чтобы летать на самолете – вид из окна, который не доступен Эли с ее роликами, так как такая высота небезопасна для здоровья. Лиса любила этот великолепный вид из окна, любила, как лучи солнца освещают вершины облаков, делая их поистине сказочным творением самой матушки природы.

- Через пятнадцать минут самолет будет готов к вылету, - отрапортовал один из механиков и вернулся к работе. Самолет заправляли топливом и проверялись его некоторые механические части.

- Хорошо, мы подождем, - кивнула Эли и подошла к Бьякурану. – Полет займет полтора часа, надо чем-то полезным заняться! Поэтому пойдем в здание аэропорта, я хочу что-нибудь купить!

+1

12

Интересно, а как много она знает? О том, что он нашёл и объединил - правда, вовсе не с той же целью, что раньше, - часть Мильфиоре, ранее именуемую Погребальными Венками, а ныне являющуюся группой единственных людей, кто примет его всегда и простит ему, пожалуй, решительно всё. О том, что они стали законными наследниками колец Маре, а, значит, хранителями Тринисетте, то есть, фактически, мироздания, гармонии и равновесия, как и Вонгола, и о том, что этот выбор совершила Юни, одна из последних шаманов, наделённая даром предвидения и очищения душ. О том, что он уже умер. Умер, воскрес, и больше не хочет в то небытие, в брешь между мирами, узкий с виду, но непреодолимый даже для него провал. О том, что человека, которого так боится Альянс, больше нет и не будет никогда, ибо Бьякурану больше не интересна банальная прямая власть над миром. Он избрал путь насилия и войны, и на этом пути потерпел сокрушительное поражение. И теперь Джессо искренне верил, что подлинная власть - не армии, которые ты можешь двинуть в бой, и не пламя, в котором ты сожжёшь еретиков, а собственное сердце человека. То, на что он употребляет сокровенное могущество, потенциально спрятанное в каждом человеке... Да-да, в каждом без исключения, какое бы малое место в мире тот ни занимал. Не зря ли его ближайшим окружением стали бывшие калеки, как Блюбелл, или признанные обществом за сумасшедших пациенты психиатрических лечебниц, как Дейзи? Те, в ком скрывался потенциал гениев и властителей целых стран... Несостоявшиеся вожди и руководители, вдохновители и герои. Отвергнутые, одинокие люди. Закуро, обративший собственный город в озеро лавы, настолько он никем не дорожил там, и им, похоже, тоже никто не дорожил... А, может быть, каждый человек мог бы стать кем-то большим, чем он есть? Ведь Венки были в этом странном, неправильном мире абсолютно, беспросветно и несомненно никем. Но силы их решимости хватило для того, чтобы повергать в трепет весь Альянс того будущего, того рассыпавшегося карточным домиком мира. И силы их решимости сейчас могло бы хватить, чтобы радикальным образом переломить многие мировые конфликты и опасные ситуации. Он не смог изменить мир, просто громя то, что его не устраивало, и присваивая всё, хоть мимолётно чудившееся полезным, управляя прямым вмешательством и манипулированием людьми. Остаётся лишь подавать пример собой, уменьшать количество трагедий, катастроф и войн, ибо ему дана такая возможность, как и Тсунаёши Саваде с товарищами, и увлекать тех, кто сам захочет избрать тот же способ. Они всё ещё умели разрушать, да, в этом нынешний Альянс прав, но умели и спасать, и творить, и, пока Бьякуран остаётся Небом Маре, кольца будут служить гордостью Тринисетте, а не позором. Но... Ему не нужен этот надзор, неужели никто из них не понимает, что, если бы Джессо действительно хотел, он давно бы послал их побоку, забрал своих людей и скрылся? Смешно считать, что они его удержат... Даже если бы его сопровождали не три, а тридцать три человека. Да хоть триста. Он нашёл бы средство разогнать или обмануть их.

- Ты же знаешь, какие цены в этих аэропортах, да? - усмехнулся Джессо, покачав головой, но, тем не менее, последовал за девушкой, - Если вам неинтересны походы за покупками - вы можете остаться, - тон Бьякурана, и по-королевски высокомерный, даже чуть презрительный жест, словно он то ли обводил территорию аэропорта широким приглашающим жестом, как если бы тот принадлежал ему, то ли таким манером отмахивался от назойливых провожатых, как бы говорили: "я не собираюсь устраивать погром и дебош, не сегодня, не царское это дело, так что можете не таскаться за нами, как верные лакеи".
Те отстали, не теряя из виду Небо Маре и Ураган Каваллоне, однако, держась поодаль, так далеко, чтобы они оставались в поле зрения, но ничего, при этом, обеим сторонам было не слышно.
Бьякуран, как-то притихший в сравнении с тем, как вёл себя буквально только что, купил себе огромную плитку молочного шоколада и вгрызся в неё, едва отойдя от кассы.

- Альянс тратит силы и внимание совершенно не на то, - с неожиданной даже для него самого досадой негромко буркнул вдруг посерьезневший Бьякуран, энергично взмахнув внушительным куском белой рифлёной плитки, будто это была шпага, - Из них из всех только несколько человек годны на что-то по-настоящему стоящее. С теми ресурсами, которыми они владеют, можно спасать сотни людей. А они смотрят на меня так, будто я - волк, и забывают следить за своими овцами. То, что подсказывает мне моё сердце... - с той же интонацией, с которой Элина высказывала свои взгляды, проговорил Бьякуран, - ...можно делать гораздо больше. И то, за чем мы едем... Заставить гордого и уверенного в себе человека играть по чужим правилам и сунуть голову в ярмо... Мне глубоко противно. Я согласился лишь для того, чтобы взглянуть на него, признаться, описание, выданное мне на него, увлекло меня. Но я хочу, чтобы ты знала, Элли-чан. Я не буду делать то, что мне омерзительно, только потому, что так приказали. И ты понимаешь, почему я не сказал этого при тех двоих. Однако, чтобы ты поняла меня правильно... Я не уверен, что собираюсь сорвать миссию. Это выяснится, когда прибудем. Если наш объект так же неприятен, как Альянс - я выполню то, для чего они меня отправили.

И почему он должен решать их межсемейные дрязги? Словно бы своё право на существование и даже относительную свободу - всё-таки не в Вендикаре его содержат, и надзиратели не эти балахонники, а нормальные люди, и даже иногда выпускают и дают видеться с симпатичными ему людьми, - отрабатывает. Как это отвратительно. Он ни у кого никогда на побегушках не был, и не будет. Тому же Тсунаёши Бьякуран оказал бы такую услугу безвозмездно и с удовольствием, но назначение исходило не от младшего Савады, увы. Всё-таки Дечимо Вонгола был хоть и лидером главенствующей Семьи, но не единовластным монархом. А как ещё, это же мафия, если прижмёт личными интересами Семей - долго ли они останутся заодно, или быстро перегрызутся? И так их место под солнцем зарезервировано не до бесконечности, в этом мире никогда не искоренятся зависть, корысть, попытки подсидеть или подняться повыше, отхватить кусок у более слабого. А, значит, и Альянс будет Альянсом лишь до тех пор, пока общие интересы перевешивают частные выгоды каждого из отдельных боссов. И сколько кто-то вроде прекраснодушного Десятого Вонголы продержится на верхушке?

[AVA]http://s6.uploads.ru/t/snJUQ.jpg[/AVA]

+1

13

Элина отошла на несколько шагов и резко остановилась, услышав невероятный тон Бьякурана, он словно король разговаривал со своими подданными, которые ему особо не нравятся, но избавляться от них нельзя. Девушка обернулась и засмеялась, лица этих двух парней нужно было видеть, и она понимала их желание держаться на расстоянии от этой спевшейся парочки, которые выводили их своим поведением и неожиданной общительностью. Несмотря на то что до этого они ни разу не пересекались, и даже отдаленно знакомы не были. Ну, бывает и такое в жизни. Знакомы вроде несколько часов, а складывается такое впечатление, будто бы знакомы уже целую вечность. Вот и у Лины сложилось такое же чувство.

Девушка дождалась, когда Джессо купит шоколадку, и тут же отломила от нее небольшой кусочек. Бог, между прочим, учил делиться с ближним своим. Так что на Небесах этому мужчине воздастся. Лина собиралась пройти к киоску где продают брелки для ключей и подвески для мобильных телефонов, и именно в этот момент заметила, что Бьякуран, как-то слишком притих и обернулась, чтобы узнать в чем дело. Признаться честно, его слова заставили девушку  задуматься. Она понимала, что он прав. Несмотря на то, что во главе Альянса находится Вонгола, возглавляемая таким невероятно великодушным человеком, как Тсунаеши Савада, сути самого Альянса это не изменит.

- В этом и есть вся суть мафии, - пожала плечами девушка. – Сильные мира сего решают, кто и как будет жить. Они думают, что несут истинное благо, и не важно, сколько крови для этого самого блага будет пролито. В конце концов, только победители пишут историю мира, у проигравших для этого уже нет ни крови, ни чернил. – Лина почесала в затылке, собираясь с мыслями. – Я понимаю, почему не говорил об этом при тех двоих, они могут все не так понять, и доложить об этом Альянсу. А мне вот все равно выполнишь ли ты свое задание или нет. Ведь я просто твой эскорт. Поэтому поступай, как подсказывает тебе сердце. А если эти… - Эли показала большим пальцем себе за спину. - … Что-нибудь вякнут, я расскажу всем и вся, что они меня нагло домогались. Тогда даже на другом конце света им не спрятаться. – И девушка засмеялась, весело и заразительно.

Восемь лет назад Велиал был прав, когда говорил что в ее жизни много людей, которые заботятся о ней, и что будет такой человек, который затмит их всех. Он не ошибся. Да только она и сама сможет навалять своим обидчикам. Не зря столько времени провела в тренировках с Гокудерой, хотя и до этих тренировок могла постоять за себя, но благодаря Урагану Вонголы девушка значительно выросла в боевом плане. Лина довольно улыбнулась и взяла Бьякурана за руку, потащив его за собой. У них осталось слишком мало времени до вылета, а так хотелось купить небольшой подарок для Такеши. Да только ее опять сбили с намеченного курса! В этот раз виноватым оказался  двухэтажный автобус, какие рассекают дороги Туманного Альбиона, только поменьше размерами как раз для больших помещений типа аэропорт или торговый центр. На таких детей катают! Глаза Урагана Каваллоне тут же радостно заблестели.

- Аааа, хочу покататься! – Лина начала бессовестно тыкать пальцем в этот автобус. – Очень-очень хочу!
Девушка подпрыгивала от нетерпения и охватившего ее желания прокатиться на этом аттракционе, желательно на втором этаже. Некоторые люди недовольно оглядывались на то, как великовозрастная дылда уже прыгает вокруг вполне порядочного мужчины и уговаривает прокатиться с ней на детском автобусе. В конце концов, Лина запрыгнула на спину Бьякурана и начала тянуть его за щёку.

- Братишка, ну будь человеком! – «захныкала» девушка, болтая ногами. – Уважь свою полоумную сестренку в ее день рождения! Ну позязя!

Не смотря на то, что внешне эта особа готова была вот-вот разрыдаться, внутренне она смеялась, над комичностью всей этой ситуации. Элина просто веселилась, и даже неважно, успеют они покататься на этом автобусе перед вылетом или нет, для нее был важен сам процесс «уговоров» и умилительная реакция окружающих на поведение, не достойное девушки ее возраста.

- Бьякуран, ран-ран-ран! – Мейрс все-таки не выдержала и засмеялась.

Что отлично подтверждали ее собственные слова о полоумной сестренке. Для полноты образа еще не хватало немного безумного взгляда, и запеть какую-нибудь веселую песенку пританцовывая. Но лучше не рисковать, а то вызовет кто-нибудь добрых дяденек санитаров, а потом доказывай им, что ты на самом деле вполне адекватный человек, а не сумасшедшая, которую нужно срочно изолировать от нормального общества. И в этот момент как раз подъехал автобус, выпуская своих маленьких пассажиров и набирая новых. Девушка спрыгнула на пол и взялась за локоть Бьякурана, вновь таща его за собой, и указывая рукой на мини-автобус.

- Мы же прокатимся разочек? – с надеждой в голосе спросила Элина. – Ну, правда, всего один разочек! И все, я буду безумно радоваться, и делиться впечатлениями, которых хватит на все полтора часа нашего полета.

Вот тут как раз подошли еще два конвоира Бьякурана Джессо и услышали последние слова сеньориты Мейрс. Их перекошенные лица развеселили Лису, она показала им язык и вновь засмеялась. Блин, вот давно она так по-детски не веселилась. Полезно иногда впадать в оное, чтобы забыть о рутине будничных дней, и просто насладиться жизнью. Но возможно в таком поведении был и другой подтекст. Элина обещала отцу Дино, что не забудет иногда просто радоваться жизни. Обещание данное Девятому дону Каваллоне после смерти ее отца, когда она захотела остаться вместе с ними. Но в бесконечных тренировках и попытках доказать миру, что она может стать Хранителем Урагана, она совсем забыла об этом, и сейчас, таким образом ,компенсирует все то, чего сознательно лишила себя давным-давно.

Отредактировано Elina Mears (2015-11-12 23:33:55)

+1

14

И вот теперь Бьякуран в полной мере не просто поверил в существование так называемой кармы, он был готов поклясться на своём кольце, что получил подтверждение... Тому, что жизнь избрала его для того, чтобы он был названным братиком молодых девушек и собирал вокруг себя психов всех мастей. Иногда - то и другое сразу. Но понимал он и кое-что ещё - ему доставляло удовольствие нравиться, он наслаждался проявлениями симпатии в свою сторону, и это было приятнее, чем внушать ненависть или страх, а он отлично помнил, каково себя чувствуешь под прицелом таких эмоций. Чужое бессильное раздражение и попытки управлять им, клацанье беззубыми пастями его забавляло и развлекало, но, оказывается, есть нечто лучшее. Доставь другому радость - и будешь вознаграждён сторицей.
- Поехали! - это слово даже русский космонавт Юрий Гагарин с таким торжественным пафосом не произносил.
И отдельное наслаждение он получил от того, что, пока те два хмыря раздумывали и колебались, они с Элиной успели отъехать на этом привете из детства, гимне несерьёзности и оде раздолбайству, оставив негодяев позади. Так им и надо, не заслужили.

***

Они были на последней трети пути маленького автобуса, когда Бьякуран бросил взгляд на огромные и вопиюще безвкусные, слишком казённые и безликие, часы, мимо которых они проезжали, понял, что посадка уже идёт.
- Элли-чан, у нас чрезвычайное происшествие, требующее чрезвычайных мер! - развесёлым тоном, улыбаясь во весь рот, заявил Джессо так, будто оглашал самую радостную и важную весть всех народов и эпох, - Филеас Фогг всегда прибывает вовремя, о, мой верный Паспорту! - обозрев синьориту Мейрс с ног до головы, он кивнул, - Да, точно Паспорту, для Пятницы ты недостаточно краснокожа! - и, на этой фразе, достойно венчающей все безумства дня, Бьякуран подхватил Элину на руки, высадил одну из хлипких, для буйных взрослых пассажиров однозначно не предназначенных дверей, и выпрыгнул прямо на ходу, распахивая крылья. Белоснежные, огромные крылья, кажущиеся слишком громоздкими для замкнутых, ограниченных пространств... Впрочем, потолки были достаточно высокими, а коридоры - широкими, чтобы Небо Маре смог позволить себе некоторые манёвры.
Свечкой взвившись над по-черепашьи, в сравнении с его собственной скоростью, тащившимся автобусом, и краем зрения уловив вокруг не меньше десятка широко распахнутых от потрясения ртов, побледневших и покрасневших от самых различных эмоций лиц случайных зрителей, Бьякуран понёсся в направлении таможенно-пропускного контроля на бреющем полёте, так резко загибая на поворотах, что можно было подумать, что он или уронит Элину, или сам впечатается на полной скорости и, как следствие, разобьётся. Но нет, не для того он столько лет практиковался!
На финишной прямой Бьякуран заметил торопящихся вслед за ними отставших конвоиров, и улыбнулся совсем уже каверзно.
- Я бы забыл тут этих надоедал, кто не успел - тот опоздал, но, кажется, наши визы и билеты у кого-то из них? - Джессо ухмыльнулся как безумец, вдохновенный поэт или идущий на абордаж пират, - Белый дракон!
Тонкая длинная извивающаяся молния скользнула вокруг его поясницы, поднялась до уровня плеч, что-то прикинула, и, избрав трамплином макушку Бьякурана, выстрелила белоснежной лентой, увенчанной глазками и зубастой пастью. Кольца тела дракона обвились вокруг отбившихся двоих, и, поскольку хвост дракона по-прежнему крепился к Небу, потащили их за ним, оторвав ступни несчастных от земли и заставив ветер свистеть в их ушах.
Он бы честно прошёл всю процедуру регистрации, показал бы паспорт, выполнил бы все прочие формальности, но, пока Бьякуран добрался до места, из динамиков прозвучала фраза, общая для всех мест подобного рода: "Заканчивается посадка на рейс...".
- Молитесь, смертные! - нарочито завывающим и недобрым голосом, подобно рассказчикам жутких историй, или профессиональным гидам комнат страха, безудержно хохоча, выдал Небо, причём так, будто молиться они обязаны никому иному, как ему, - Джеронииииимооооо!!! - и с этим жутким, леденящим душу, воплем Бьякуран впилился в последних идущих на посадку пассажиров... Ну, как впилился, прошёл над ними так близко, что им пришлось взвизгнуть, присесть и закрыть голову руками. По "рукаву" самолёта и дальше, и притормозить, лишь ввалившись - именно ввалившись, - со своими спутниками в салон.
Полудохлый от таких приключений дракон изнеможённо растянулся на полу тряпичной змейкой, отпустив свою добычу. Бьякуран спростёрся рядом, на спине, блаженно сияя. Крылья исчезли, едва он оказался внутри, и Элли-чан он отпустил примерно одновременно с этим.
- Не стоит благодарностей, мои бескрылые друзья, обращайтесь! - верный себе, с воистину царским великодушием выдохнул Джессо.

[AVA]http://s6.uploads.ru/t/snJUQ.jpg[/AVA]

+1

15

Элина давненько так не радовалась жизни как сейчас. Когда мини-автобус отъезжал от своей остановки, барышня не сдержалась и показала двум другим конвоирам язык и весело захохотала, пристраиваясь на небольшом сидении верхнего этажа автобуса. Этот день становился все лучше и лучше.

- Хей! Почему сразу Паспарту?! - шутливо взбунтовалась рыжая не менее весёлым тоном, с которым сейчас говорил Бьякуран. - Я согласна только на Моник Ляруж!

В этот момент Бьякуран подхватил её на руки и выскочил из автобуса прямо на ходу! За его спиной появились грандиозные, во всех смыслах этого слова, белоснежные крылья, и Лина не могла отвести от них восхищенного взгляда! Девушка ещё хотела их потрогать, и уже было протянулась к ним рукой, но очередной вираж заставил её вцепиться в шею мужчины, чтобы не дай Боже свалиться на голову несчастных пассажиров! Мейрс не стала рисковать и поверила на слово, что эти двое от них всё-таки отстают!А потому не стала смотреть вниз, продолжая крепко держаться за Бьякурана. Ох, точно же, у Джузеппе были и паспорта и билеты! Вот уж дракона Элина никак не ожидала увидеть. Прекрасный китайский дракон подхватил двух отстающих и, на полной скорости они вылетели в рукав, ведущий к самолёту. Оказавшись на твёрдой поверхности Эли поняла, что её слегка укачало. Одно дело, когда ты сама подобные виражи выделываешь в воздухе, и совсем другое, когда оказываешься в качестве «пассажира». Но такой способ передвижения очень понравился ей. Интересно, а уговорить Джессо ещё раз прокатить её таким способом удастся? Лина, как единственный человек, который могла относительно твёрдо стоять на своих двоих, вытащила из кармана пиджака Джузеппе билеты и протянула их ошарашенной стюардессе.

- Добро пожаловать на борт рейса 415. Ваши места в центре салона. Приятного полёта! - бодро сказала Мейрс и подняла дракона с пола, прижимая его к своей груди. - Я полечу около окна!

И, никого, не дожидаясь, прошла к своему месту. Она надеялась, что Бьякуран сядет рядом с ней. А то кислые физиономии Джузеппе и Яцека вводили девушку в уныние. Эли заняла место у окна и сразу же пристегнула ремень, чтобы не тратить на это время.  Элина смотрела в окно и прикрыла глаза, чувствуя себя совершенно счастливым человеком.

После слов Бьякурана, о главе семьи, которого нужно «уговорить» вступить в Альянс, ей стало интересно, что из себя представляет тот человек. Девушка понимала, что он может стоять до конца за свою свободу, за честь и идеалы своей семьи. На его месте Лиса поступила бы точно так же. И как уже говорила, она не собирается лезть в планы Бьякурана Джессо потому, что его она тоже понимала. Лина почувствовала искренность в его словах, он серьёзно настроен. Но как тогда выкручиваться, если Бьякуран решит пойти против воли Альянса? Им это, может, не понравится. Не так. Им такая самовольность Джессо точно не понравится. Девушка вовсе не за себя боялась – за Дино. Потому что именно ему придётся держать ответ перед Альянсом, если всё пойдёт не так, как того хотят эти сволочи в чёрных костюмах и тугими удавками на шее. Нет, от своих слов Элина не откажется, и действительно не будет вмешиваться, таково её решение. А значит и ответственность она полностью возьмёт на себя.

За последний год не только благодаря Гокудере, но и Такеши, Эмелю и ещё много кому, эта особа поняла, что кроме неё за её ошибки никто ответственности никто нести не будет. Эли усмехнулась, мысленно добавляя к своим словам «… и моя ответственность» именно, так оно и есть. Лина научилась быть более менее ответственной.

Незаметно для себя Лина заснула почти сразу после взлёта этого стального гиганта именуемого самолётом. Морфей принял её в свои нежные объятия, укрывая пеленой счастливого сна. Сна, в котором не было места тьме и горю, были только счастье, радость и немного сумасбродства, которое охватило сегодня не только Хранительницу Урагана Каваллоне, но и «ужасающего» бывшего дона семьи Мильфиоре - Бьякурана Джессо. В действительности Элина ещё как ребёнок, который после весёлых игр сразу же заснул, как только его голова коснулась уютной подушки. Убаюканная мерным покачиванием самолёта девушка проспала почти весь перелёт из Палермо в Генуи. Она даже не поняла, на чьём плече уснула. Самое главное, что её никто не беспокоил во время, и разбудили её только тогда, когда самолёт уже заходил на посадку.

- Всех утоплю… сама по головам пойду… - пробормотала во сне Хранительница, отмахиваясь, как от назойливой мухи, и поворачиваясь на другой бок, досматривать свой сон.

Что же ей этакого снится, чтобы такое можно было сказать?

+1

16

Бьякуран, как оказалось, сильно выложившийся в этой невероятной гонке за ускользающим временем, и сам задремал, приобняв Элину за плечи, так, будто путешествовал с несовершеннолетним дитя, за которое основательно и надолго пошёл бы под статью, если бы не уследил. Похожее ощущение он обычно питал в адрес своих ненаглядных Венков... Кстати, о Венках. Не успели они зайти на посадку, а Элина - произнести сквозь сон коронно-настораживающую фразу, на которую Небо Маре хотел как-то прореагировать, причём оптимальным вариантом ему виделось разбудить девушку, пока она ещё чего лишнего не наболтала, как в кармане у Джессо взбесившимся будильником затренькал, подпрыгивая от вибрации, мобильник, исполняя нечто среднее между военным маршем, мазуркой и "Собачьим вальсом". Да такая инфернально жуткая какофония и давно помершего подняла бы  - о, давайте друг друга поздравим, ведь теперь стало известно, какие именно кошмарные шум и гром должна источать знаменитая труба архангела Гавриила! Небо чуть поморщился, ибо в целом мире эта, хм, с позволения сказать, мелодия срабатывала только на одного человека. Причём сделавшего так, чтобы режим понижения звука или даже полное отключение такового на данную "музычку" не срабатывали. И как Облако Маре вообще такое провернул, ведь сотовая связь не должна была ещё успеть восстановиться! Спутникового телефона у Бьякурана не было, да и вообще не слишком-то он парился с техникой. Мозг, способный изобрести нечто вроде системы телепортации колец, материального воплощения игры в "Выбор" в реальном мире, или же транспортировку живых существ и полезные материалы из одной ветки параллельных реальностей в другую, решительно отказывался взаимодействовать с банальным и скучным бытовым направлением, так что домашнюю технику он выбирал либо методом тыка вслепую, либо в стиле "а мне вот это нравится, симпатичный цвет/выглядит приятно/а у него забавный набор функций". Но мобильник ему-таки выбирал Кикё, в то время, как сам Бьякуран то зевал с видом утончённого баронета на выезде, скучающим взором обводя зал, то улыбался - без всяких задних мыслей, просто из чисто человеческого расположения при виде милого лица, - молоденьким продавщицам-консультанткам, то жевал конфеты, то с преувеличенным энтузиазмом разглядывал то, что ему никоим образом не было необходимо, попутно ещё и вслух комментируя и фонтанируя эмоциями, смахивающими на типичнейшее детское: "Мам, ну, давай возьмём этого щеночка домой, глянь только, какая печальная у него мордочка!", что, применительно к вещам, казалось слишком уж наигранным, да, вдобавок, ещё и этаким своеобразным издевательством; Кикё, кажется, отчаялся тогда заставить босса вести себя прилично, и со стоицизмом, достойным великих исторических деятелей, прославившихся своим терпением и флегматичностью, терпел его выходки и медленно, но верно помогал продвигаться к конечной цели их пути. Бьякуран, впрочем, капризничал и развлекался не потому, что ему хотелось проверить, где кончаются нервы Облака Маре, а просто в силу натуры, не умел он иначе, и учиться не хотел.
- Да, Кикё-кун? - подняв трубку, сияя улыбкой, которую, впрочем, Хранитель видеть не мог, весело и беззаботно ответил Джессо, - Ах, ну, что ты говоришь! - он заливисто расхохотался на весь салон, стоило лишь ему послушать секунд десять собеседника на том конце отсутствующего провода, - Нет, меня не похитили! Как ты вообще себе это представляешь? Если бы меня запихивали в мешок, я брыкался бы! И по тёмным подворотням я тоже не хожу! - продолжал от всей души веселиться Небо, - Нет, ты не прав, я смеюсь не над тобой, просто я вообразил себе это зрелище. Ну, ты слишком серьёзный, Кикё-кун! - оно, конечно, среди бывшего высшего состава Мильфиоре должен был наличествовать хоть один ответственный и хладнокровный человек с признаками обладания хотя бы зачатками логики, последовательности и здравого смысла, но порой Облако делался чересчур уж занудным. Даже странно, что Кикё до сих пор среди них, раздолбаев, делал. Видимо, учил и воспитывал, войдя во вкус роли нянечки в ясельной группе детского садика, - Да, я завтракал! - маленькая пауза, взволнованная речь Облака, со стороны слышавшаяся как сплошной шелест в динамике, всё-таки орать на босса Кикё себе не позволил, это Блюбелл или Закуро было бы слышно на всю округу, - Нет, не только сладким! Честное слово! Спасибо за беспокойство, Кикё-кун! - снова слушает, и брови его хмурятся, а улыбка на секунду пропадает, - За кого ты принимаешь меня? Я никогда бы такого не сделал, - Бьякуран, понизив голос, говорит очень серьёзно, - Я обязательно вернусь. Правда. И вот что... - он снова легкомысленно рассмеялся, - ...приготовили бы вы что-нибудь вкусненькое к моему приезду!
Нажав на отбой, Бьякуран приложил ладонь к лицу, качая головой и всё ещё беззвучно посмеиваясь. Ох, нет, ну, паранойю Облака можно в некотором роде и до определённых пределов понять, однако, видимо, он всё ещё плохо знает своего босса.
Самолёт уже, тем временем, завершил посадку, и пассажиры начали выгружаться. Джессо решил подождать, пока основная толпа пройдёт, он не любил толкаться локтями в тесноте и духоте, ощущая, как тебя зажимают или пытаются подвинуть.

[AVA]http://s6.uploads.ru/t/snJUQ.jpg[/AVA]

+1

17

Странный, но довольно весёлый сон приснился рыжеволосой Хранительнице пламени Урагана.

Девушка мирно вышагивала по улочкам портового города, пока её не схватили за руки сзади и не заткнули рот какой-то грязной и вонючей тряпкой, от которой ей мгновенно сделалось дурно. Вскоре Элина оказалась на борту пиратского корабля, где её нагло затолкали в капитанскую, как она потом поняла, каюту.

- Не ну нормально, дайте хоть поесть! – зло зашипела рыжая, выплёвывая кляп. – А то похитили и даже еды не предложили!

- Я так и думал, что тебе захочется поесть! – послышался весёлый смех и, обернувшись, Лина увидела до боли знакомое лицо.

- Такеши? – с удивлением спросила Хранительница, садясь за стол и придвигая к себе тарелку с мясом и овощами.

- Альвиро Терессо, - мягко поправил мужчина. – В общем, мне нужна твоя помощь с одним кладом. Ты, разумеется, так же получишь свою долю.

- А чего сразу я? – спросила девушка, вгрызаясь зубами в мясо.

- Ну, ты вроде… - последнее слово капитан Терессо сказал шёпотом, за что сразу же получил остатками овощей из тарелки, которая прилетела ему прямо в лицо.

- Замолчи! – разозлилась Эли.

Пираты высадились на небольшом острове. Альвиро помог девушке спуститься по трапу и сразу же отпустил её руку. Вроде взрослый мужчина, а как начинает вспоминать тот небольшой поцелуй, которым его наградила Элина, так сразу краснеть начинает. Лиса же лишь довольно улыбалась, наблюдая за пиратским капитаном. К вечеру клад был найден, и лишь заколдованный замок отделял их от их добычи. Лина порезала ладонь кинжалом, что дал ей капитан Терессо и несколько капель алой крови упали на замок, который тут же засветился и погас. Дело было сделано. Осталось только погрузить добычу на корабль, чем всю оставшуюся ночь и занимались матросы.

Не прошло и нескольких часов, как корабль отплыл от берега острова, как ещё одно пиратское судно напало, явно намереваясь забрать всё золото себе.

- Всех утоплю… сама по головам пойду! – крикнула Элина и, выхватив одну из сабель у противников сражаясь с яростью тигрицы защищающей своих детёнышей. Там ведь была и её доля сокровищ!

***

- Сеньорита Мейрс, самолёт только за завершил посадку! – Джузеппе уже пять минут пытался разбудить вновь уснувшую девушку, которая уже слишком радостно улыбалась во сне.

- Отстань противный… - но всё-таки проснулась и потирала глаза кулачками. – Такой чудесный сон прервал, козлина…

Эли шла по салону, отчаянно зевая и прикрывая рот рукой. Но как только её нога ступила на первую ступеньку трапа, как она мгновенно проснулась! В Генуи дул сильный и холодный ветер! После жаркой погоды в родном Палермо такая погода показалась просто издевательством над молодым организмом Хранительницы пламени Урагана. «Твою ж мать! Надо было посмотреть прогноз погоды, прежде чем отправляться в поездку на другой конец Италии!» Лина уже забыла, как север и юг значительно отличаются друг от друга. И дело касается не только погоды. Даже люди здесь были другие.

Девушка обхватила себя руками за плечи, и спустилась по трапу. Её сумка была в руках Джузеппе, и она тут же принялась в ней рыться дрожащими от холода руками. Достав вязанный свитер, девушка тут же напялила его и блаженно улыбнулась.

- Во сколько у нас встреча с семьёй Соланте? – вполне серьёзно спросила Элина Мейрс.

Время для шуток закончилось. Отсюда и до возвращения в Палермо, девушка постарается быть собранной и серьёзной, как и положено Хранителю. Не ну, без эксцессов явно не обойдётся, она всё ещё очень вспыльчива и чересчур эмоциональна, и любое оскорбление в свой адрес или по отношению к семье воспринимает слишком близко к сердцу. До такой степени, что лучше начинать копать могилу, если она разозлится. Девушка достала свой мобильный и прочитала только пришедшее сообщение от Эмеля, в котором было написано: «Милые, белые и пушистые зверьки, порой бывают опаснее явных хищников. Их нападение неожиданно. Не доверяй первому впечатлению. Оно, как правило, ошибочно.» И следом за ним пришло ещё одно: «Ведь то, что мы видим в начале - это то, что нам решили показать.» Велиал, как обычно в своём репертуаре, но это заставило девушку улыбнуться. Этот мужчина действительно о ней беспокоится, и всегда старается предостеречь её от безрассудных поступков.

Эли посмотрела на подошедшего Бьякурана и невольно засмеялась. Сообщение от семпая пришло слишком поздно, но и без него она знала то, о чём он написал. Ведь Эмель был таким же иногда. Строил из себя пай-мальчика на заданиях, а потом безжалостно разбирался со своими врагами. Если честно, Лина и сама его иногда боялась. Его хладнокровность совсем не соответствовала его атрибуту, что делало его ещё одним ненормальным Хранителем в семье Каваллоне. Девушка иногда задавалась вопросом: а есть ли вообще нормальные люди среди Хранителей пламени Каваллоне? А то Элине начало казаться, что карма её Босса в том, чтобы собрать вокруг себя одних ненормальных, и по-своему уникальных личностей для своего окружения.

Отредактировано Elina Mears (2015-11-29 16:43:09)

+1

18

А Бьякуран был по-прежнему безмятежен и беззаботен. Его не могло выбить из колеи созерцание его особы всеми главами Альянса на достопамятном суде, где ни одного его аргумента явно не слушали; ни даже собственная смерть не стирала с лица блондина этой легкомысленной и радостной улыбки, ведь с нею на губах он и умер - отчётливое, яркое воспоминание, перед провалом туда, где уже совсем ничего не было, только вакуум, холод и единственное осознание полного прекращения своего существования... И уж, подавно, не такой мелочи, как деловые переговоры с одним из мафиозных лидеров, пусть и не входящим пока что в объединение, лишить Джессо наслаждения от маленьких удовольствий. Всегда и всюду этот человек оставался самим собой, но, при этом, как ни парадоксально, "считать" его было практически невозможно, ибо, подобно истинно переменчивой, капризной кокетке-погоде, то кутающейся в шаль промозглого тумана, то ослепляющей беглыми и непостоянными улыбками солнечных бликов и пятен, то чихающей мелкой неприятной моросью, он мог, повинуясь сиюминутному душевному порыву или новой забредшей ему в голову идее сменить стиль поведения и отношение к той или иной теме в любой момент. Казалось, он ничему не способен отдаваться глубоко, ничего не принимает всерьёз и насмехается над всем и всяческим существующим порядком, являясь, по сути, воплощением хаоса. Чтобы понять прихотливое плетение узоров его души, нужно было наблюдать за ним не один год, и то ничуть не страховало от сюрпризов.
Покинув самолёт, Бьякуран с наслаждением потянулся, помогая затёкшему ввиду продолжительной неподвижности телу прийти в норму, подставив лицо прохладному ветру и то ли делая вид, что его вопрос Элины не касается, то ли просто отдавшись созерцанию, с немым восхищением туриста-провинциала пожирал взглядом всё, что окружало их по пути, включая людей.
- Будет тогда, когда я назначу, - тем не менее, ответил он, и спокойный, серьёзный тон не вязался с выражением лица художника-импрессиониста, ухватившего вдохновение за распушённый хвост, и отрешённо-расслабленным взглядом.
Тем не менее, иного Бьякуран допустить не мог, и на миг в его голосе прорезались те нотки, которых так боялись все Семьи, подмятые под себя Мильфиоре - не суровостью и жестокостью, вовсе нет, его голос звучал в основном ласково, и большинство считало тот довольно приятным, если абстрагироваться от того, кому этот самый голос принадлежал, и какие вещи скрывались в завуалированности в целом, на первый взгляд, безобидных словосочетаний; просто он всегда говорил, как человек, не только всё решивший за других, но и способный осуществить полное и безукоризненное выполнение своего вердикта. Просто будет так, как он хочет, как бы кто ни трепыхался, и всё тут. Он подобные собрания, съезды, встречи и переговоры проводил десятками в той, иной реальности, никто не мог ему перечить, не мог открыто и прямо смотреть на Джессо и возражать, поскольку, когда не досчитались нескольких Семей в полном составе, все быстро смекнули, что к чему, и больше не рисковали злить босса Мильфиоре; и этот опыт освежался сейчас в его памяти, услужливо предоставленной ему Юни, посчитавшей, что он тоже вправе знать всё, от и до.
И Бьякуран вновь извлёк многострадальный мобильный телефон.

***

Пятиэтажный особняк с весьма претенциозно выглядящими колоннами, толстенными белыми столбами с четырьмя равными по ширине сторонами, с широченной, будто целый кавалерийский полк пропустить способной, мраморной лестницей ступеней в тридцать, и массивными, покрытыми позолотой дверями вызывал лишь одно впечатление: "Обладателю сего явно некуда девать деньги.". Всего три часа после их прибытия в город, а Джессо уже разонравилось. Впрочем, не без вины данной выполненной в камне оде безвкусице, пафосу и выпендрёжу. Бьякуран, конечно, понимал, что сам не без греха, опять же, вспоминая, что самому в другой жизни доводилось вытворять. Однако.
- На всякий случай, господа... - в Элине Джессо не сомневался, поэтому просто подмигнул ей, - ...я хотел бы вам напомнить, что переговоры провожу я. Настоятельно рекомендую не встревать, - лиловые глаза недобро сверкнули, однако, практически тут же этой вспышки как и не бывало. Он улыбался, и взгляд снова потеплел. Просто "свой в доску парень", и всё тут. Но то, что он позволял себе разыгрывать такой спектакль, не значило, что у дозволенной им фамильярности отсутствуют пределы. Причём тут не застрахуешься, поскольку определял Бьякуран однозначно по шкале "насколько лично мне это нравится".

[AVA]http://s6.uploads.ru/t/snJUQ.jpg[/AVA]

+1

19

Хранительница Каваллоне фыркнула, как лиса, услышав ответ Бьякурана. Весело, приехали на встречу с другой семьёй, но даже те ещё не знают, во сколько состоится встреча. Зато как удобно, они мало что успеют запланировать, на случай, если захотят устроить ловушку, то и им тоже придётся действовать совершенно спонтанно. Идеальный план: «Пофиг, на месте разберёмся!». Это самый любимый план Элины, потому как она сама им довольно часто пользуется. Самый гениальный план, придуманный человечеством, всё включено, никаких неожиданностей, только импровизация.

За три часа пребывания в Генуе девушка нашла место, чтобы переодеться. Джинсы с заниженной талией и жёлтая футболка просто не подходят для такого официального мероприятия, как переговоры. Пусть это просто сопровождение, но приехала она сюда как представитель семьи Каваллоне, Хранитель пламени Урагана, нельзя опозорить имя своей семьи. Переоделась Эли в красную рубашку, чёрные брюки и чёрный же пиджак, на шее красовался немного ослабленный галстук. Такой внешний вид немного смущал, так как обязывал к определённым нормам поведения. Было бы гораздо спокойнее ходить в привычных джинсах и бикини. «Чувствую, что сегодня точно кто-нибудь умрёт…» - это недурное предзнаменование. Просто Эли терпеть не может когда её что-то ограничивает. Эту привычку не искоренить.

Вскоре их компания оказалась около особняка… Нет, это палаццо. Такое огромное пятиэтажное здание, подавляюще своей монументальностью, колонами и широкими лестницами. А позолоченные двери говорили об отсутствии фантазии и вкуса. Если бы они были вырезаны из массива дуба, смотрелось бы не так убого. Ну, это собственно не её дело, что владельцу сего жилища некуда девать деньги. Но дизайнера можно было нанять получше. Элина улыбнулась в ответ на подмигивание Бьякурана. Она уже была в курсе его планов, в отличие от двух других конвоиров. И мысленно уже приготовилась к тому, чтобы оттаскивать этих двух матёрых волков, если всё пойдёт не по плану Альянса. Потому что сама Лина тоже была бы против, если босс семьи Соланте окажется адекватным парнем. Не хочет ломать его решимость. Ну да не будем забегать вперёд.

До начала встречи ещё оставалась четверть часа и девушка развалилась на диване с телефоном в руках, чтобы немного поиграть. Как выразился Яцек, за что был награждён таким взглядом, что он сразу же предпочёл замолчать. С женскими закидонами лучше не спорить. Тоже, блин, нашла время. Ну, прям достойный Хранитель пламени Урагана Каваллоне! Если кто не понял, то это был сарказм. Но только вместо игры, она судорожно пыталась придумать, чтобы такого написать Эмелю, чтобы он перестал за неё волноваться. Хотя этому парню что ни напиши, он всё равно будет волноваться за неё. Да уж, за эти восемь лет Эли немало нервов потрепала Замороженному Солнцу, но это не изменило того, что он стал её наставником, и со временем они даже научились доверять друг другу. Что не удивительно.

«Чтобы тебе такого написать в ответ?..» Пока девушка ломала голову над ответом, время пролетело со скоростью выпущенной стрелы. И уже пришлось прятать своего старичка во внутренний карман и нацепить на лицо маску полнейшего безразличия к окружающему миру. Только маска эта продержалась всего пару минут. Ну не может она ходить с такой постной миной. Двое рядовых членов семьи Соланте проводили гостей к широким двустворчатым дверям. Даже здесь они были покрыты позолотой. Лина скрестила руки на груди и на мгновение прикрыла глаза. Её правая бровь непроизвольно дёрнулась. «У этого босса просто нет чувства меры. Здесь всё слишком пафосно и помпезно, что мне просто становится не по себе… Жалкая вульгарщина!» Особняк Каваллоне был намного меньше по размеру, но в нём чувствуется покой и уют. Это место, которое можно назвать своим домом. А этот особняк больше похож на те старые театры, в которые Элину водил Эмель, что приобщить её к искусству. Противно, в общем, и навевает скучные воспоминания о пьесах и опереттах. Бррр.

- Сюда, пожалуйста! – парни услужливо открыли двери перед делегацией.

Элина поправила галстук, затянув его потуже, чтобы выглядеть более солидно. Ну хоть немного.

+1

20

Скука и тоска. Все его дни в резиденции, доставшейся от прапрадеда и прошедшей до него через руки ещё четырёх поколений, были пропитаны сверху донизу этими двумя сиамскими близнецами среди эмоций, отпущенных из ящика Пандоры, вместе со всевозможной другой пакостью, во владение людьми и на их погибель. Он был готов подвывать, как те двенадцать карликовых пуделей его маменьки, которые так раздражали его на первом десятке лет беспросветной жизни наследника босса целой мафиозной Семьи... Все думали, что он заполняет бумаги с таким серьёзным и деловитым выражением лица, но, на самом деле, Фабио всего лишь задумчиво рисовал на каком-то бланке назначения в офицеры отряда кораблики и воробушков. Воробушки-пираты на борту корвета, берущие на абордаж бригантину с цыплятами в мундирах и с миниатюрными аркебузами, приготовившимися к обороне своего корабля. Воробушки, трубящие в горны, воробушек с барабаном втрое больше него самого, зажимающий палочки в обеих лапках и наяривающий в меру своих невеликих силёнок. Воробушки, кружащие в хороводе, касаясь друг друга кончиками крыльев так, будто держались за руки. Хотелось ещё и раскрасить их, но ни кисточек, ни мелков, ни фломастеров в наличии не имелось, только простой карандаш, который приходилось часто затачивать; а попросить Фабио стеснялся. Боялся, что не одобрят. Совсем как его матушка, дама в тончайшей голубой шали и с аметистовыми серьгами, с вечно накрашенными ненатурально бордовой помадой губами, о которых он, став постарше, начал думать, что они подверглись пластической операции. "Хватит заниматься ерундой, Фабио, ты уже большой мальчик!" - жеманно и манерно говорила она.
Вот в ход пошёл уже седьмой бланк. Это занятие хоть немного, да успокаивало.
Альянс пугал его. До колик в животе. Он не хотел подпадать под такую зависимость, играть по чужим правилам, возможно - убивать, торговать наркотиками, оружием, другой дрянью. Он не хотел, ему нравилось ограничиваться мягкой и ненавязчивой защитой собственного города и обеспечением благополучия сего населённого пункта.
Не меньше самого Альянса пугал Фабио и их посланник. Бьякуран Джессо. Притча во языцех. Фабио помнил, что Семья Соланте не пожелала подчиняться Мильфиоре и была уничтожена до последнего человека. Он получил эти сведения... И, когда узнал, КОГО послали по его душу, то облился холодным потом. Да не может быть, чтобы этот человек был жив! Как они могли?! И Альянс, сохранивший жизнь "ангелу", мгновенно потерял в глазах Фабио ещё несколько пунктов. Они наверняка приняли такое решение, дабы пользоваться способностями Джессо! И он, как объект их охоты, как тот, кого они во что бы то ни стало жаждут получить, станет беззащитной мишенью для рокового воздействия гипнотического взгляда Бьякурана и его же вкрадчивого, мягкого, убаюкивающего бдительность голоса?! Боже... За что?! Спаси и сохрани.
- Вы слишком бледны, босс. Не желаете ли воды? - сердобольно поинтересовался, склонившись к Фабио, Хранитель Дождя Соланте.
- Спасибо... Я в порядке... - кое-как пробормотал тот, отрицательно замотав головой, - Приглашайте их.
Всё. Отступать некуда. Разве что в окно сигануть - видят все святые, весьма хотелось бы, но что тогда будет с его подчинёнными, со всеми теми, кто доверился ему и шёл за ним?!
Четверо гостей из Палермо вошли. И в глаза Фабио сразу бросилась ослепительная белизна одежды одного из них, отсутствие галстука и безмятежные лиловые глаза. Посмотрев в них, Фабио, насилу подавив трепет во всём теле, отчётливо понял, что пропал безвозвратно. Этот человек ничем не напоминал того, которого он помнил, и этому человеку уже хотелось доверять. Те же светлые волосы, те же черты лица, но нет подавляющей, гнетущей ауры. Напротив, он распространял вокруг себя какие-то спокойствие, плавность, и ощущение, что в кабинет ворвался свежий озорной ветерок. Помимо воли, Фабио поддался спонтанно возникшему расположению к Джессо, приветливо и гостеприимно улыбнулся, поднялся, и, приблизившись к посланцам Альянса, от всего сердца подал чужому Небу раскрытую в жесте равного правую ладонь:
- Здравствуйте, здравствуйте, синьор Джессо, рад Вас видеть, - поняв, что сказал правду, Фабио изумился самому себе. Неужели он так быстро забыл те обугленные после визита Багрового Венка трупы и горящую резиденцию, и себя, убитого самым последним? Но тут же сознание вежливо подсказало, что он обманывается миражами, потому что ничего не было - вот же его дом, здесь его Семья, они живы, здоровы, в полном порядке, - Синьорита Мейрс, если не ошибаюсь? Вы обворожительны, и всегда желанный посетитель в моём доме! И вы, господа, пожалуйста, проходите!
Он обрёл уверенность в себе и пришёл в согласие со своими расстроенными и смешанными чувствами. Те же лиловые глаза, но взгляд - тот, кто обладает такими глазами, не опустится до насилия и жестокости. И рядом с ним Фабио вдруг осознал, насколько несовершенен как Небо он сам; но даже это не огорчило и не задело его, а вдохновило. В один миг он увидел перед собой пример для подражания, некий высокий идеал. И, поскольку в кабинете только у них двоих не было галстуков, и только они же двое не стеснялись искренне улыбаться, во всяком случае - сразу же, не дожидаясь, пока адаптируются к новому месту и незнакомым личностям, окружающим их, то Фабио почудилось ещё и некое сродство их душ. Они оба не пытались притворяться взрослыми, суровыми, серьёзными, напыжившимися, меряющими друг друга оценивающими холодными взглядами, а были самими собой. А он, дурак, ещё и боялся!

[NIC]Fabio Solante[/NIC]
[STA]За громом небесным приходит туман[/STA]
[AVA]http://s2.uploads.ru/li1RM.jpg[/AVA]

+1

21

Честно говоря, Бьякуран ожидал увидеть чопорно-высокомерную личность, каждым оброненным словом и движением указывающую окружающим подобающее им место - возле её ботинок, подобострастно облизывая их. Может быть, даже не фигурально выражаясь. Весь этот подчёркнуто-богатый, высокомерно-нарциссичный стиль создавал удручающее и тягостное впечатление; и главный владелец сего разукрашенного, словно ярмарочный гусь, нашпигованный яблоками, красиво сервированный и подвязанный ленточкой, палаццо представлялся таким же избалованным и самовлюблённым снобом. Однако, Джессо был изумлён, и изумлён приятно, поэтому почти на автомате принял протянутую ему руку и пожал от всей искренней чистоты своего сердца. А его сердце умело зреть в корень, сколько бы ни оказалось поверх наносных слоёв и напускных качеств, когда сам Небо Маре этого желал. В этот миг Бьякуран понял, что вознаграждён сторицей за всё потраченное на поездку время; да, это стоило и втрое больших усилий. И теперь Джессо, в своей традиционной манере, стремился всесторонне изучить представшую перед ним уникальную личность. Он не упускал ничего, от чуть сбившегося дыхания, моргнувших, пусть даже случайно и непроизвольно, век или немного скосивших в сторону зрачков до изменившегося положения в кресле или дёрнувшегося пальца. Физиогномист из него, при возникновении реальной надобности, получался неплохой. И, в частности, ему не требовалось сверхъестественных талантов, чтобы распознать ложь, страх, ненависть, симпатию.
- Синьор Соланте, Ваше радушие воистину превыше всяких похвал... - начал Бьякуран, когда им указали на стулья с мягкими сиденьями и удобными подлокотниками, расположенные по другую сторону рабочего стола господина Фабио, - ...но, если позволите, я перейду сразу к делу. Как Вы уже осведомлены, я уполномочен Альянсом Семей ещё раз озвучить для Вас их любезное приглашение. Посему я бы хотел у Вас спросить - что именно препятствует принятию Вами положительного решения?
Он старался давить как можно меньше, его речь текла плавно, неторопливо и размеренно, как спокойный поток, увлекающий и чуть покачивающий на осторожных волнах утлый челн, в котором какой-то смельчак, или глупец, а, вероятнее всего, то и другое вместе, дерзнул отправиться в плавание. Это течение кажется безопасным и даже доставлять приятные впечатления, но глубины реки неизмеримы, и никогда не знаешь, когда мирные, вроде бы, воды всколыхнёт, переворачивая эту деревянную скорлупку, залатанную и многократно подновлённую, словно бы такие жалкие уловки могли бы обмануть стихию, лодочку, отправляя самонадеянного пассажира в пучину и смыкаясь над ним вновь, как ни в чём не бывало.

[AVA]http://s6.uploads.ru/t/snJUQ.jpg[/AVA]

+1

22

По правде говоря, Эли была немного удивлена увидеть синьора Соланте. Он так разительно отличался от своего дома, что девушка не сразу признала в нём хозяина палаццо, если бы Бьякуран не назвал этого человека по имени. «И у кого тогда такой отвратительный вкус? Этот мужчина одет просто и со вкусом, а вот его дом…Бррр!». Элина села за стол по левую руку от Бьякурана, в отличие от двух других охранников, девушка не собиралась все переговоры стоять как вкопанная, тем более она заметила, что синьор Соланте, небольшой сторонник строго официоза, потому как на переговоры даже не потрудился надеть галстука. Хорошо, что стол этот высокий, и Лиса смогла незаметно достать телефон. Тем более что недавно пришло сообщение от Ханса. Он написал, что её новые колёса готовы, и что она может забрать их в любое время. Наверное, не стоило писать этому парню, что она сейчас в Генуи на очень серьёзном задании, потому как в следующем сообщении этот ненормальный механик прислал ей анекдот.

«Он просто издевается!» - Лина едва сдерживала смех, но уже давно не могла согнать беззаботную улыбку со своего лица. Ей даже не приходилось отвечать на сообщения. Этот парень явно решил испортить репутацию Элины Мейрс как Хранительницы пламени Урагана Каваллоне. И надо же было Джузеппе именно в этот момент отобрать у девушки её телефон!

- А ну верни телефон! – тут же вспылила Эли и, резко развернувшись на стуле, упала вместе с оным, цепляясь за свой старенький телефон. – Отдай, кому сказала!

Яцек попытался оттащить разъярённую кошку, иначе про Эли сейчас и не скажешь, от своего товарища, но сделал только хуже! Пока он тянул девушку на себя, Джузеппе тянул телефон на себя. Сама же Лиса крепко вцепилась в телефон, и в итоге старенькая раскладушка Элины разломалась на две части. Тут до этих троих и дошло, что они натворили. В первую очередь они все осознали, что забыли, что находятся в доме семьи Соланте, и сорвали переговоры. Девушка покраснела, казалось бы, от стыда, но на самом деле от злости. Этот телефон был подарком Ноно Каваллоне, и она старательно берегла этот подарок, так как он был ей очень дорог. Это всё, что осталось ей на память от Девятого босса семьи Каваллоне. А этот Джузеппе сломал его! Элина кинула второй половинкой ему в лицо, и поднла свой стул, на котором только что сидела. Сев в него девушка скрестила руки на груди, продолжая молчать.

- Простите, - это всё, что она смогла сейчас сказать, после непродолжительных раздумий.

Да, ей было стыдно, что она сотворила непростительную вещь, что чуть не сорвала такие важные переговоры. Но ведь она не единственная виноватая в этой ситуации! Джузеппе и Яцек тоже извинились и вытянулись по струнке как можно дальше от Лисы, словно испугались, что она опять не сдержится и накинется на них разъярённой фурией, чтобы отомстить за испорченный телефон. Просекли сволочи, что с ними будет, как только переговоры закончатся!

+1

23

Фабио сперва недоуменно поморгал, широко распахнув изумлённые глаза, но зрелище вышло настолько уморительным, что лапы стресса окончательно отцепились от него, и он расхохотался.
- Синьорита, всё в порядке! - всплеснул он обеими руками, будто показывая, что он не обращает на такую ерунду внимания, мол, недоразумения со всеми случаются, - Скажу Вам по секрету - этот кабинет видел и более потрясающие вещи! - а всё потому, что принадлежит неуклюжему неудачнику. Фабио не питал самообмана - он весьма незавидный босс, чудо, что ещё не выгнали.
Соланте с облегчением осознал, до чего же был взвинчен и перепуган прежде, и как хорошо ему стало теперь. Страшный Бьякуран и его суровые спутники на поверку оказались обаятельными и милейшими людьми... И разве же можно злиться на таких забавных недотёп, или же бояться их? Молодой босс отчётливо и в красках припомнил, как на своей первой в жизни конференции, ещё в университете, перепутал аудитории и минут пятнадцать распинался не перед теми слушателями - странно, что ничего не заподозрил, увидев китайских студентов, как только вошёл; и ошибки не понимал аж до тех пор, пока не вошёл истинный докладчик. После он ещё и выяснил, что из них никто ни единой реплики не понимал, поскольку они не успели ещё достаточно хорошо изучить итальянский, первокурсники, что с них взять. Долго ему этот косяк вспоминали, имя на всём потоке почти нарицательным стало, любую чепуху, любые проколы характеризовали как "солантовщину разводить" и "Фабио покусанные"... Так что произошедшее в кабинете только что тянуло разве что на милую и невинную шалость.
Однако, надолго отвлечься Фабио себе позволить не мог. Вопрос был задан, и вполне конкретно. А врать Джессо почему-то не хотелось - нет, и вовсе не потому, что тот раскусит любой обман и может наказать за это множеством весьма разнообразных и крайне неприятных вариантов, нет; но Фабио хотелось составить благоприятное впечатление о себе. Вот так, странно, будто вчерашний зелёный курсант перед закалённым знаменитым генералом, про которого слышал едва ли не легенды и перед чьими авторитетом и славой преклоняется.
- Синьор Джессо... Я опасаюсь, что соблюдение интересов Альянса, коль скоро мы в него вступим, будет противоречить моим взглядам и позиции моей Семьи. У меня есть основания предполагать, что Вы и сами не питаете безоговорочного согласия с точкой зрения Альянса на политику мафии. Если говорить начистоту, то мне сложно представить, что вынуждает человека вроде Вас принимать их условия.
В самом деле, у Бьякурана, которого Фабио помнил, было одно,ннесомненно сильное, качество - тот никогда никому не подчинялся и упорно гнул свою линию. Насколько был осведомлён он - Семья Джессо была очень маленькой, молодой, незначительной изначально, почти незаметной. Новый босс вывел её на самый верх, создал огромную структуру со сложной иерархической сетью и многими тысячами задействованных людей, внушающую не только трепет и ужас, но и невольное уважение. Энергетика у этого парня зашкаливала даже в те времена, когда от его присутствия хотелось стать как можно меньше, ниже, а, лучше всего - вообще слиться с интерьером. И сейчас... Бьякуран, которого видел Фабио, был достаточно сильным, чтобы жить под грузом возложенной на него непомерной ответственности за то, что совершал другой, несбывшийся, он, и достаточно великим, чтобы вести себя как победитель, хотя, нет, как независимое и беспристрастное лицо со справедливым судом и какой-то затаившейся на дне зрачков вечной мудростью, не обращающее внимания на мнение других о себе, даже вне и выше подобных глупых мелочей, даже являясь побеждённым. И такой человек покоряется сборищу криминальных авторитетов? Почему Альянс представлялся Фабио сборищем бандитов и бессердечных гангстеров, с дорогими сигарами в зубах, раскуривающими их купюрами с огромным номиналом, и заедающими исключительно икрой, устрицами, омарами и мидиями, пьющими из золотых кубков такие дорогие вина, что каждый глоток стоит как годовой заработок хорошего хирурга - тот ещё вопрос. Но он боялся, что его небольшую Семью и его самого такие мастодонты проглотят, не жуя. Он же ничего не представляет из себя в таком масштабе, и во многих вопросах, наверняка их волнующих, например - насчёт импорта и экспорта оружия и боеприпасов, совершенно не искушён.

[NIC]Fabio Solante[/NIC]
[STA]За громом небесным приходит туман[/STA]
[AVA]http://s2.uploads.ru/li1RM.jpg[/AVA]

+1

24

Бьякуран только чуть качнул головой и почти беззвучно хмыкнул на выходку Элины и сопутствующих ей сиятельных Бэтмена и Робина. Он же их просил помалкивать и как можно меньше шевелиться! А они... Зря Альянс - такие перестраховщики, он бы отлично справился и один! Если говорить начистоту, порукой тому, что он не отколет совсем уж вопиющую и непредсказуемую выходку, являлись Венки, оставшиеся в Палермо и вполне пригодные в качестве заложников. И, между прочим, там не могли этого не понимать - половина действий по отношению к нему свидетельствовала, что они, или, как минимум, большинство из них, отлично осознают, насколько он изменился, с тем Джессо, которого все так боялись, и половину их выкрутасов не позволили бы себе, потому что тот он за один намёк на подобное размазал бы по асфальту. Выводы отсюда следовали совсем уже неприятные - им удобно, прикрываясь старыми и уже закосневшими доводами, держать его на поводке и использовать. Если бы на месте Тсунаёши был кто-то другой, например, такой же, как расчётливый и довольно хитрый, при всех своих кажущихся добродетелях, и очень умный Ноно Вонгола - всё могло бы обстоять гораздо хуже. Те, кто хоть немного слабее, или добровольно уступает, по любым причинам, были бы вынуждены во всём подчиняться тем, кто стоит выше, или просто дозволяет себе больше наглости. Но даже Тсуна... Глупо полагать, что его положение незыблемо. Никто не завидует японскому юноше с пламенем гармонии, явившемуся непонятно откуда? Вокруг такого лакомого куска, как Вонгола, богатая и влиятельная, будто хорошо откормленный кабан, да не кружат оскаленные облизывающиеся пасти исходящих жадным вожделением волков? Нужно быть дураком, чтобы так думать... Проявит хотя бы долю некомпетентности - и повторится история с "возможно, Вонгола в вашем времени и являлась сильнейшей Семьёй, но здесь, у нас, это не так", только уже не с Мильфиоре. Сколько ещё таких, как его Семья Джессо, в тишине и малоизвестности ожидающих своего часа? И разве сама Вонгола не началась с небольшой "Виджиланте", которую все изначально считали сборищем поехавших головой детишек? Кто, как небезызвестные Шимон, считаясь жалкими и ничтожными, или же вовсе вычеркнутые из истории Семей, таится в темноте и готов в любой удобный момент нанести удар? Кого от бунта, свержения власти, низложения Савады удерживает только сила, деньги и авторитет Вонголы? Это мафия, а мафия - это грязь и дерьмо. В котором каждый замазывается по самые уши. И Вонголу Примо с Хранителями, и наследников Первых наверняка считали и считают блаженными и не от мира сего, с этими их яркими, подобно конфетным фантикам, идеалами. И как кончили Первые? Предательство. Развал Семьи, подхваченные Секондо бразды правления. Кровь. Насилие. Жестокость. Такова история Вонголы. Тсунаёши и Юни были единственными, во всём Альянсе, кому Бьякуран доверял, и, вроде бы, пока высокий статус глав Семей и тёмные дела, которые им неизбежно приходилось решать на избранном в жизни пути, их ещё не успели испортить. А долго ли это продлится? Сколько они поставят подписей под тем, с чем не согласны их сердца, только потому, что иначе выйдет ещё хуже? Например... Десять человек, которые для тебя в этой жизни - всё, и без них тебе мало смысла существовать, или десять тысяч совершенно чужих?

"- Они поймут.
Решимость Юни могла бы привести в ужас кого угодно, за исключением бездушного самовлюблённого негодяя, коим он являлся тогда, но даже он отчасти пребывал в изумлении. Девочка, в отсутствии воли у которой он был уверен, такое выдаёт!"

Выбор. По сути, отвратительная в своей двуличной морали игра. Может быть, это самообман, и всё давно предрешено? Вариантов реальности множество, но они тоже конечны. Кому, как не Бьякурану, об этом знать. Исходить приходится из них. А ещё они могут исчезать. Все сразу, если кто-то неосмотрительно коснётся прошлого и что-нибудь там сломает.
Так что же такое - "Выбор"?
Choice.
- Каждый сам способен выбирать, какому пути следовать, даже являясь частью Альянса Семей. Никто не заставит Вас делать то, что неприятно, прикрываясь словами "вынужденные меры", если Вы сами не пожелаете. Я уполномоченный Альянса, но не его слуга. И я Вам говорю - в Альянсе есть разные Семьи, и разные люди возглавляют их, однако, Ваша гордость останется с Вами до тех пор, пока Вы сами не откажетесь от неё. Можно гордиться чем угодно, даже тем, что все остальные поднимают на смех, но, пока Вы этому верны - Вы будете достойны уважения. Да, в Альянсе есть жадные, жестокие, эгоистичные личности, но есть и те, чей путь и внутренний мир переполнены светом, они сияют, освещая путь каждому, кто даст себе труд взглянуть на них. Я не скажу Вам, что согласие - правильный выбор, как не назову таковым и отказ. Будет лишь просто выбор, будут его последствия, и будете Вы, либо способный это выдержать, либо нет. Причём справляться придётся Вам самим, при всём желании тех, кто любит Вас, помочь, они - не Вы, и каждый несёт на плечах только свой персональный груз... Я не скрою, что может прийтись тяжело. Не скажу, что Вы будете в безопасности. Нет, конечно, мафия сама по себе противоречит какому-либо миру и покою. Ваша жизнь всегда останется борьбой, и, победив девяносто девять раз, на сотый Вы можете проиграть и умереть. Возможно - смертью мучительной, внезапной и несправедливой. Но... Вам точно не будет скучно, и ради столь насыщенных, ярких и разнообразных событий многие и многие готовы рискнуть всем... И ещё, без сомнений, Вы найдёте там тех, кто будет Вам рад. Найдёте друзей. Меня, например, - и на этом моменте серьёзный и даже слегка воодушевившийся собственной речью Бьякуран обаятельно улыбнулся, - Вы мне нравитесь, и я надеюсь лучше и ближе Вас узнать, - эта фраза была высказана столь непринуждённо и приветливо, что искать в ней подвох, опасность и двойное дно не приходилось. Джессо, казалось, сейчас весь находился будто на ладони. Но не потому, что был честен до наивности - он просто воплощал сейчас такую уверенность в себе, когда никакой обман попросту не требуется, и стал бы ниже его человеческого достоинства, и достоинства как Неба.
А незримая рулетка уже раскрутилась над боссом Семьи Соланте. Так ли случайны выпадающие на ней показатели?
Предопределённость. Судьба. Рок. Любой свершившийся шаг влияет на всю ветку параллельных измерений. Если бы он не знал Венков в других мирах - изменил ли бы их судьбу в этом? И выбрал ли бы их, если бы не это несоответствие заложенного потенциала этому ответвлению реальности? А победила ли бы Вонгола, если бы столько вариантов не провалились?
Choice.
Как будто Бьякурану не всё равно, на чём остановятся метки.

[AVA]http://s6.uploads.ru/t/snJUQ.jpg[/AVA]

+1

25

Элина немного улыбнулась на слова синьора Соланте. Но всё равно ей было стыдно за своё поведение. Она смотрела куда-то в сторону, когда Бьякуран наконец-то смог ответить Фабио. Причины вступления в Альянс. Девушка сама не до конца понимала, политики Альянса, их интересы и амбиции. Но её это не волновало, для неё важнее были интересы семьи, как и для большинства, кто состоит в этом союзе, притом что лишь немногих можно назвать настоящими союзниками. «Большинство из них просто шакалы, которые готовы перегрызть друг другу глотки, за лучшее место под солнцем», - Лина невольно усмехнулась, и как полагается конвоиру держала своё мнение при себе, достаточно она сегодня напортачила. А вот недовольство Джузеппе и Яцека чувствовалось и без их слов. Эли затылком чувствовала, как её пожирают ненавистным взглядом. Девушка чувствовала себя неуютно, а потому постоянно пыталась сесть удобнее, хотя стул был достаточно удобным и мягким.

Хорошо, что эти парни держали язык за зубами, в противном случае пришлось бы их заткнуть. Однако, для этого пришлось бы опять устроить беспорядок, и парни тоже это хорошо понимали. Элина и сама задумалась над словами Джессо. Они не лишены смысла, ну не признаваться же, что она согласна с ним, не такой человек. Только про себя она может такое сказать, а вот на деле, лишь признает, что он в чём-то прав.

Выбор – то, что есть у каждого человека независимо от того, в каком обществе или положении он находится. Даже когда кажется, что этого самого выбора нет, он всегда есть, просто его не всегда можно увидеть с первого раза. Выбор и ответственность две составляющие человеческой жизни, так считает Элина. Для кого-то это кажется насмешкой судьбы, когда приходится выбирать из двух зол самое меньшее, но всё же зло. Однако, разбираться с последствиями не так тяжело, как сделать сам выбор, от которого может зависеть не только жизнь выбирающего, но и близких ему людей. Столько мыслей мешают, принять то единственное решение, которое так необходимо. Страх перед неизвестным, ведь никогда не знаешь, к чему приведёт выбранный путь.

Рыжая всё-таки заставила себя поднять голову и посмотреть на босса семьи Соланте. Ей было интересно понаблюдать за его молчаливой реакцией на слова Бьякурана. А также интересно, какое решение он примет. Ведь ему сейчас нелегко приходится, и нет тех, кто мог бы подсказать правильное решение. Ну, советники у него наверняка есть, но окончательное решение остаётся за Фабио. Его выбор – его ответственность. После Лина посмотрела на Бьякурана и немного улыбнулась: «Feci auod potui, faciant meliora potentes.* Так да?». Девушка не сомневалась, Джессо сказал всё, что мог сказать. Если бы на эти переговоры послали кого-нибудь другого, то они проходили иным способом. В этом Элина нисколько не сомневалась. Может, это и хорошо, что Альянс отправил именно его, а не кого-то другого. Более жестокого и полностью преданного Альянсу, что не оставило бы такому человеку, как Фабио Соланте и шанса на отказ.

* (лат.) Я сделал, что мог, кто может, пусть сделает лучше.

+1

26

Фабио невидящим взором вперился в столешницу перед собой, с разбросанными по ней листами изрисованной вдоль и поперёк бумаги. Просто так, в поисках хоть чего-то знакомого, простого и понятного... Всё настолько не соответствовало прогнозам на тему данного разговора, что он был выбит из колеи и полностью утратил систему ориентиров. Всё равно как вдруг выяснить, что вода деревянная, солнце состоит из плавленого сыра, а планета Земля имеет форму равностороннего куба. Бьякуран говорил обескураживающие вещи, и, в очередной раз, настолько круто диссонировал с представлениями и воспоминаниями о себе, что поневоле было легко можно впасть ещё и не в такой ступор... Выбор? Ему столь щедро предоставили выбор, а не просто подмяли под Альянс, по праву сильного перед слабым, и молодой мужчина поневоле предположил подвох. Будет ли Джессо таким же благодушным, если он отвергнет и это приглашение? И что станется с ним и его Семьёй тогда? Что сделает Альянс, если даже этот посланник не преуспеет?
Впрочем, этому Небу хотелось верить. Странно - однако, факт. У него действительно всё равно никогда не будет тихой жизни, даже если он спрячется в раскидистых зарослях шиповника, вроде тех, которые оплетали королевский замок в сказке о спящей красавице, и по минимуму будет участвовать в каких бы то ни было не касающихся его Семьи напрямую делах. Это мафия, рано или поздно его выживут более сильные, если за ним не будет стоять ничья сила и поддержка. Таковы реалии современного мира, и теневая политика ещё более жёсткая, чем официальная международная, а там лидеры стран, улыбаясь друг другу, готовы на всё, чтобы доказать своё превосходство, разжиться чем-то в своих интересах, или же просто прикрыть внутренние ошибки и прорехи внешними агрессорами, частично преувеличенными, а частично и вообще вымышленными. Фабио не выносил никаких подковёрных интриг, он был добродушным и незамысловатым малым, довольствующимся скромными вещами.
- Синьор Джессо, если Вы поручитесь за мою и моей Семьи безопасность - лучшей гарантии мне и не требуется. Я знаю Ваши возможности и возможности Ваших Хранителей. И я... На вас полагаюсь, - сам не веря, что сказал это, Фабио постарался как можно спокойнее, медленнее и глубже вдохнуть, - И на таких условиях я готов... Что там нужно подписывать для подтверждения вступления?
Хотя говорил он довольно-таки бравурно, с этаким весёлым и бесшабашным бесстрашием, но, зато, внутри царил порядочный разлад. Он своими устами сказал, что рассчитывает на босса Мильфиоре и на его Погребальных Венков?! Боже, но как он мог столь низко пасть?! Однако, ощущения, что он сломался или унизился, у Фабио не было, напротив - казалось, что он совершает нечто абсолютно правильное. Именно правильное - так, как и надо, как подобает ответить ему сообразно своему статусу. Он интуитивно чувствовал перед собой более целеустремлённую, твёрдую и состоявшуюся личность, так сказать, наглядное руководство для самого себя, и хотел поучиться, наблюдая за этим человеком; и, раз уж Бьякуран сам предложил свою дружбу - не воспользоваться подвернувшимся случаем будет глупо. Шанс узнать поближе весьма одиозного и занимательного индивида, фактически притчу во языцех и его, Фабио, застарелый, подростковый - ибо память о событиях будущего он получил почти совсем ещё мальчишкой, - кошмар.

[NIC]Fabio Solante[/NIC]
[STA]За громом небесным приходит туман[/STA]
[AVA]http://s2.uploads.ru/li1RM.jpg[/AVA]

+1

27

На его поруки? Да ладно! Вот это уже даже, скорее, трагикомедия, чем что-либо иное. За самого Бьякурана бы кто поручился так, чтобы он мог ни о чём не беспокоиться! Просто удивительно, как иногда сочетаются судьбы, но, может быть, после этого они начнут ему доверять хоть немного больше? Впрочем, не то, чтобы ему особенно припекло иметь их расположение, но это дало бы ему больше пространства для деятельности - Бьякуран ощущал в себе достаточно сил, чтобы заставить процветать даже выжженное пожарами кровопролитных войн и опустошённое мором плато. Ведь они все могли быть заодно, и ради удовольствия что-то развивать и совершенствовать, способствовать явлению на свет нового, познавать всё больше интересного, разворачивать опыт всех измерений на благо человечеству, а не против такового,способствовать расцвету и просвещению цивилизации и не встречать никаких препятствий на пути своих изысканий - он бы из благодарности выкладывался до предела ради Альянса, ради всего, а не только Вонголы и Джиллио Неро. Кто бы только взял его подарки, принесённые ради одного лишь удовольствия делиться... Увы, его способностям не доверяли, собственный характер и сам Джессо признавал чересчур изменчивым и капризным, чтобы на него можно было полагаться, и, конечно, им было гораздо выгоднее держать его и Венков на одном и том же уровне, ибо лишь дурак радостно расскажет о своих изобретениях, задумках и планах на будущее тем, кто настолько непредсказуем, как бывшие Мильфиоре. Даже те, кто был склонен забыть о том, как они отличились в другой реальности, и о том, что их колоссальные силы всё ещё при них, предпочитали перестраховаться, чтобы в Альянсе не возникла Семья, способная подавить все другие. И лучших людей портят власть и влияние, а Бьякуран был уязвим к подобным вещам, и как знать, куда его занесёт, если восстановить его в правах и дать полную свободу деятельности. Впрочем, ни к какому статусу он не стремился, ему бы хватило доступа к науке, он хотел быть полезным, и точно знал, что может оказаться бесценным для любых учёных. Всё-таки знания он получал из многих сотен самых разнообразных жизней, и ни в одной из них застоя не терпел... Но, кажется, большинство думало, что его дары подобны тому, что приносит Дьявол - осыпает немыслимой роскошью, обеспечивает всем, что может изобрести смертный ум, но взамен требует душу, и после смерти обрекает геенне огненной, где каждого ждут лишь плач и стенания.
И у такого человека синьор Фабио искал поддержки?
Однако... Его ответ мог быть лишь одним-единственным, и Джессо, разумеется, его дал.
- Пока это будет в моих силах, пока я жив и свободен - я сделаю для Вас всё, в чём Вы будете нуждаться, - тихо вымолвил Небо Маре, чуть склонив голову, будто бы этим движением уже бессловесно добавляя: "я весь в Вашем распоряжении".
Договор был свёрнут в тугую трубочку и перевязан широкой алой лентой с золотой тесьмой. Неторопливо развязав узел, Бьякуран развернул красивую гербовую бумагу с печатью Вонголы и общей печатью Альянса, и с трепещущим вместо подписи пламенем посмертной воли Неба Савады Тсунаёши - куда же без свидетельства одобрения происходящего первой Семьёй, дань традиции для всех подобных случаев, ещё одно проявление столь нелюбимого Бьякураном официоза. На вкус Джессо - её одной вполне хватало для восстановления душевного спокойствия Фабио насчёт его будущего, поглядел бы Небо Маре на того, кто усомнился бы в Дечимо Вонголе. Но Фабио, судя по тому, что ему понадобились какие-то дополнительные подтверждения безопасности, не был знаком с Тсунаёши-куном, к сожалению, так что агитировать за родину Джессо приходилось самостоятельно. Договор оказался совершенно стандартным, такой в своё время подписывали все вступающие в объединение Семьи, и составлен был в нейтрально-казённых фразах, лишь пробелы оставлены для имени Семьи, подписи и печати хадо принимающей контракт стороны. Бьякуран, поискав глазами на столе что-нибудь пишущее, натолкнулся взглядом на чёрную гелевую ручку и, ничтоже сумняшеся, наплевав на то, что договор был не написан от руки, а напечатан, чётким, разборчивым, чуть наклонным, летящим почерком прибавил внизу:

"Семья Соланте и её босс, синьор Фабио Соланте, приняты в Альянс под мою ответственность. Им будет обеспечена любая помощь, в соответствии с возникающими по мере необходимости запросами.
Бьякуран Джессо"

С бесстрастным лицом он приложил к своим текстовым имени и фамилии жемчужно-белый камень кольца, заверяя написанное тут же вспыхнувшим поверх букв язычком оранжевого огня.

[AVA]http://s6.uploads.ru/t/snJUQ.jpg[/AVA]

+1

28

Девушка молча сидела на своём стуле и мрачно смотрела куда-то в сторону. Мысли о разломанном подарке Ноно Каваллоне в буквально смысле не давали ей покоя. Ведь она так привыкла к этому подарку, он дорог ей как память о человеке, который принимал и любил её как родную дочь. Да, у него был сын, единственный и неповторимый, который пусть и не стремился встать во главе семьи, но всё-таки любивший её. А Элина была своеобразной радостью для старика, и отрадой для его сердца. Как лучик солнца. Иногда он так и говорил, что девочка сияет как солнце. Она могла бы стать прекрасным носителем хадо Солнца, но судьба распорядилась иначе. Какая забавная ирония.

Пусть телефон и был старым, но воспоминания, которые он в себе хранил, были намного дороже. А эти два идиота – её вина в этом тоже есть, и Лина это понимала – разбили его чуть ли не вдребезги, но и в ремонт такой уже не сдашь. А это значит, что ей придётся идти в магазин и покупать новый. Зная этих продавцов-консультантов, они наверняка впарят какую-нибудь ерунду, которая сломается через несколько месяцев. «Позвать, что ли, Бьякурана с собой в магазин? Он наверняка лучше меня разбирается в современных моделях телефонов…». Пока рыжая Хранительница предавалась размышлениям об утрате дорогого сердцу подарка, Фабио и Бьякуран всё-таки пришли к соглашению и уже начали процесс подписания договора. Девушке ещё ни разу не доводилось видеть подобный договор, а потому наплевав на приличия, Эли придвинулась ближе к небу Маре, с интересом рассматривая договор. «Под ответственность Бьякурана Джессо, да? За этого бы парня кто-нибудь поручился! Я надеюсь, они оба понимают, что делают!».

Мейрс подсела ещё ближе, когда Джессо делал приписку к договору от руки, и мило улыбнулась, когда прочитала то, что он там написал. И так же любознательно наблюдала за тем, как мужчина стал на договоре свою печать из Пламени. Теперь-то Альянсу явно так просто не отмахнуться в случае мелких проблем, но что-то подсказывало девушке, что Фабио Соланте сильный человек, а значит с большинством неприятностей, он вполне сможет справиться и самостоятельно. Ведь именно таким образом и добиваются более высокого положения в иерархии семей. Если не можешь сам за себя постоять, не сможешь выжить.

- Как здорово, первый раз присутствую при подписании подобного договора, - честно призналась Элина скромно улыбнувшись. Она всё ещё чувствовала себя неловко за причинённые неудобства в начале переговоров. – Поэтому я ещё раз попросить у вас прощения за свое некорректное поведение. Не знаю, важно ли это будет для Вас, синьор Солента, однако, на мою поддержку вы тоже можете рассчитывать. Я говорю это не от лица семьи Каваллоне, а от себя лично. Вы производите впечатление честного и благородного человека, к тому же вы немного похожи на моего Босса, поэтому Вас мне тоже хочется защищать.

Элина очень надеялась, что её слова воспримут правильно. Ведь она сказала то, что вертелось в голове с тех самых про как она увидела босса семьи Соланте. Фабио и Дино действительно в чём-то похожи. Наверное, это их харизма и достоинство, с которыми они привыкли встречать любые неприятности и неожиданности. О да, Лина заметила некоторую растерянность во взгляде и словах синьора Соланте. Наверняка ожидал совершенно иного развития переговоров, ожидал увидеть перед собой иного человека. Однако на деле всё оказалось не так страшно, как казалось. Хранительница пламени Урагана Каваллоне вовсе не считала Фабио слабым, когда говорила, что его тоже хочется защищать, как и Дино. Просто Элина не знала, какими ещё словами выразить то, что вериться в голове. Да, несмотря на свой возраст, ей всё ещё трудно чётко выражать свои мысли в нужный момент. Странно, что в другие моменты у неё рот в буквальном смысле не затыкается, особенно когда настроение хорошее. Но только в такие вот моменты, когда нужно сказать что-то важное, поддержать или приободрить человека, весь словарный запас моментально вылетает из головы, как пробка из бутылки шампанского. «Блин, мне, наверное, просто жизненного опыта не хватает…по-другому этого странного явления я просто объяснить не могу…»

- Синьор Соланте, я смутно поняла что сказала, но хотелось бы надеяться, что вы меня поняли. Если мои слова Вас как-то обидели, то прощу меня извинить, потому что это было непреднамеренно! Честно!

Ага, наивная дурочка. Может, наивности в ней на самом-то деле не так уж и много, но львиная доля того, что осталось как раз уходит на надежду и веру в то, что её поймут правильно. Элина с надеждой смотрела на Фабио Соланте и скромно улыбалась хотя в её улыбке и чувствовалось немного волнения, но всё-таки она была искренней и дружелюбной. Лина не сторонник подчёркнуто-вежливых фраз, от которых веет если не цинизмом, то лицемерием уж точно. Поэтому она всегда говорила, то что чувствовала, так будет намного правильнее. Ведь так?

0

29

- Да всё окей, не беспокойтесь, - немного удивлённо, но, в целом, польщённо - даже покраснел слегка, глядя девушке в глаза, - проговорил Фабио, даже не зная, как ему на такое реагировать. Посему, дабы как-то компенсировать свою совершенно детскую реакцию, напустив на себя деловой, во всяком случае - как ему таковой представлялся, а было это не менее забавно, чем всё остальное его поведение, ибо он нарочито напыжился и разве что не запыхтел, изображая серьёзность, он схватился за лист бумаги с договором и ту же самую чёрную ручку.
Бьякуран с такой лёгкостью принял на себя ответственность, что кого-то другого это могло откровенно насторожить – человек, относящийся ко всему на свете, как к игре, с той же непринуждённой простотой сможет отказаться от данного слова и взять то обратно, как и давал. Однако, Фабио был достаточно то ли великодушен, то ли наивен, чтобы предоставить непостижимому Небу Маре шанс – на самом деле, одна эта подпись стоила очень многого, ведь любой носитель пламени заметит, что печать подлинная, а, значит, связываться с обладателями крылатых колец и страшных коробочек Резни мало кто пожелает, воспоминания о будущем и о том, какова расправа Погребальных Венков Мильфиоре, получили многие, а те, кто не участвовал в тех событиях, могли наслушаться рассказов от посвящённых. Ну, а, если нет, или если чужой опыт их ничему не научил… Что же, пусть земля будет пухом этим бедолагам. Нет, босс Семьи Соланте не был ни жестоким, ни кровожадным, ни злорадным, но между жизнью своих друзей и близких – и жизнью совершенно посторонних, да ещё и агрессивных, при учёте того, что сам он нарываться и провоцировать к нападению совершенно точно никого не планировал, людей Фабио бы без малейших колебаний выбрал первое. Разумеется, только после того, как все попытки решить дело миром провалились бы. Он – не изверг, чтобы сразу начинать с уничтожения. Хотя, конечно, расправа над недоброжелателями чужими руками изрядно претила ему, однако, тут Фабио уже просто искренне надеялся, что не дойдёт до такого, и ему не придётся в действительности призывать на выручку внезапные связи с Хранителями Маре.
Что странно – так это изменившиеся особенности восприятия. Во время предыдущей встречи с Бьякураном он ощущал жестокость и угрозу; сегодня же чувствовал себя защищённым. Уютно и в безопасности, будто мальчишка, чей старший брат с чёрным поясом по каратэ вернулся домой из долгой поездки, и теперь всем хулиганам и подзаборной гопоте на дворе и на улицах лучше обходить Фабио десятой дорогой, суеверно поплёвывая через левое плечо и нервно оглядываясь. Он бы, во всяком случае, на их месте делал бы именно так. Плохо иметь такого врага – зато в качестве товарища поддержка вроде этой воистину неоценима и весит дороже чистопробного золота.
Подписавшись, Фабио почувствовал себя так, будто скинул с плеч какой-то не дававший ему покоя в течение многих месяцев, если не лет, гнёт. Кажется, ему не хватало проявлений заботы. Даже таких вот, весьма условных, чисто внешних и сугубо формальных. Даже невольно захотелось задержать Бьякурана под кровлей своего особняка чуть подольше, а то ведь улетит, и поминай, как звали, и это дыхание утренней свежести и какого-то естественного обновления, принесённое им с собой, выветрится бесследно уже через полчаса.
- Вы согласитесь погостить у нас? Хотя бы на обед, вы наверняка проголодались,  – предложил синьор Соланте, доброжелательно взглянув сперва на Джессо, затем на Элину, а потом на двух других сопровождающих. Он и хотел их согласия, и, одновременно, переживал, в основном – по поводу того, что в его доме им может что-нибудь не понравиться. Какая, казалось бы, ерунда, малознакомые люди, которых Фабио, возможно, больше никогда не увидит… Разве что Бьякурана, и то – лишь если припечёт. Если бы они отказались – он бы ни в коем случае не решился настаивать.

[NIC]Fabio Solante[/NIC]
[STA]За громом небесным приходит туман[/STA]
[AVA]http://s2.uploads.ru/li1RM.jpg[/AVA]

0

30

Бьякуран пребывал в отличнейшем, приподнятом настроении, и сиял так радостно и заразительно, что, пожалуй, можно было лишь глубоко дивиться, почему весь мир не улыбается вместе с ним. Если бы Фабио отказался иметь с ним дело – он, скорее всего, просто встал бы, вежливо поклонился, дружелюбно попрощался и ушёл восвояси… Зачем давить на человека, который не хочет? Джессо, впрочем, вероятно, и мог бы принудить Соланте дать эту несчастную подпись, вместе с трепещущим над ней язычком его странного триединого хадо, однако, не собирался так поступать, это было ниже достоинства Неба Маре. Но… Он отнюдь не был уверен, что Альянс на этом бы сдался, и был очень доволен тем, что всё окончилось вот так, к обоюдному удовольствию. Бьякуран был не дурак и подраться, и поспорить, однако, никогда не увлекался этим как, собственно, самоцелью. Ради исполнения какой-то поставленной задачи – пожалуйста, но не из пустой прихоти.
«И всё-таки он забавный… Хотел бы я посмотреть, каким станет этот человек через несколько лет. Останутся ли у него по-прежнему все эти смешные принципы, достойные Тсунаёши-куна? О, я ничуть не сомневаюсь, что они отыщут между собой общий язык…» - именно такая жизненная философия, как у Фабио, была вполне в духе Савады-младшего.
Вероятно, приглашение Джессо бы отверг, поскольку, судя по тому звонку, его Облако там уже изводилось, и следовало бы поскорее вернуться домой и сесть на попе ровно, пока ни до каких приключений не доигрался, но… В эту минуту в животе у него предательски заурчало. И, хотя моменты вроде этого обычно считаются смущающими и неловкими, как весьма метко говорят господа англичане – embarrassing, он лишь рассмеялся, да так, что невозможно было укорять его в такой ерунде, как нарушение этикета или ещё какая-либо чушь в подобном роде. Ну, в самом деле, какие могут быть счёты, когда человек так искренне веселится и над самим собой, и над всей ситуацией в целом?
- С огромным удовольствием, - ответил Бьякуран, кивая с беззаботной непринуждённостью, лиловые глаза блестели, как у того молодого человека лет семнадцати, которым он возвратился в мир незадолго перед началом состязания аркобалено. Казалось, совершенно ничто не было способно выбить его из состояния душевного равновесия или заставить стесняться и краснеть. Неправда, конечно, однако, таким мелочам подобное точно не под силу, - У вас же не было инструкций по поводу того, в какие сроки меня необходимо доставить обратно в Палермо? – поинтересовался Джессо у своих спутников. На первый взгляд, он будто бы не хотел нарушать негласные правила, которыми его опутали перед отправлением, и на основании которых вообще отпустили так далеко от столицы, однако, судя по искоркам в зрачках, Небо Маре снова тонко иронизировал над своими, хм, соглядатаями. Из них из всех он уважал разве что Элину, и то это называлось иначе – сродством душ и приятной компанией. Друзья, конечно же, очень ценят друг друга, но спрашивать, уважает ли один из них другого, между ними принято разве что в состоянии тяжёлого алкогольного опьянения, иначе такое даже в голову не придёт. Уважение - это, бесспорно, замечательно, но для них такое слово звучит уж слишком чопорно-холодным. А они любят беззаботность, и не плавное движение, а зажигательный танец по жизни. Куда там чиниться - они всю планету перевернут за то время, пока иные выясняли бы отношения межлу собой, только держись... За что, правда, держаться, когда переворачивается земной шар - ещё непонятно. Скорее всего, об эту самую мифическую ось, вокруг которой вращается дурацкая штука, на поверхности коей все они обитают. Или, например, вцепиться в Северный Полюс и болтать ногами над пустотой, крича и визжа, будто детвора на американских горках, покуда центробежная сила будет пытаться выкинуть их в открытый космос.

[AVA]http://s6.uploads.ru/t/snJUQ.jpg[/AVA]

+2


Вы здесь » Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky » Общие эпизоды » [Флешбек] "Мы поедем, мы помчимся..."


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно